Аудиторская тайна стала фикцией?

Содержание

Аудиторская тайна стала фикцией?

Аудиторская тайна стала фикцией?

Совсем скоро у аудиторов не останется тайн от сотрудников ФНС России. Государственная Дума приняла закон, снимающий гриф аудиторской тайны для налоговой службы. Аудиторы громко заявляют о нарушении прав своих клиентов. Что касается экспертов, то одни разделяют их опасения, а другие особых причин для паники не наблюдают. Давайте разбираться.

Итак, Госдума и Совфед одобрили, а президент подписал поправки в Налоговый кодекс РФ (Закон от 29.07.2018 № 231-ФЗ), согласно которым налоговые органы получат доступ к аудиторской тайне. Документ, разработанный правительством, был одобрен в первом чтении в июне 2017 года, однако ко второму чтению, которое состоялось спустя год, был значительно доработан.

Сейчас в законодательстве четко прописан запрет на сбор и использование налоговыми органами сведений, составляющих адвокатскую и аудиторскую тайну. Под аудиторской тайной понимаются любые сведения, полученные и составленные аудиторской организацией и ее работниками, а также индивидуальным аудитором.

На информацию, разглашенную самим клиентом, аудиторская тайна не распространяется. Все документы, которые аудиторская организация получает от заказчиков, обязаны храниться в организации от трех до пяти лет (три года по всем консультационным и юридическим проектам и пять лет по аудиторским услугам).

Поправки «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» снимают это ограничение и предоставляют право налоговым органам запросить у аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов документы и информацию, полученные ими от компаний при проведении в них аудита и оказании сопутствующих ему услуг. Основанием для этого может стать решение руководителя Федеральной налоговой службы (ФНС) России или его заместителя. Получить документы этим путем налоговики могут в случае, если налогоплательщик не предоставил их сам в ходе выездной налоговой проверки.

О чем расскажут аудиторы

Согласно доработанной версии законопроекта, налоговые органы получат право сбора, хранения и использования информации о налогоплательщике, полученной от аудиторской организации, но, в отличие от первоначальной редакции, не смогут ее распространять.

Это связано с тем, что любые данные, полученные ФНС о налогоплательщике, автоматически подпадают под налоговую тайну. А в соответствии с прямыми положениями Налогового и Уголовного кодексов РФ распространение сведений о налогоплательщике, составляющих налоговую тайну, и так прямо запрещено.

Поправки в законопроект также прописывают ранее отсутствовавший механизм самого процесса истребования документов у аудиторской организации.

Итак, органы Федеральной налоговой службы всех уровней получили право истребовать у аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов любые документы и информацию об организации или ИП, полученные о налогоплательщике в ходе осуществления аудита или другого взаимодействия с клиентами.

Основанием для такого запроса инспектора ФНС будет решение руководителя (его заместителя) ФНС России, а не руководителя территориального налогового управления.

В частности, аудиторы должны будут направить в налоговую все документы (информацию), которые являются основаниям для исчисления и уплаты (удержания, перечисления) налогов (сборов, страховых взносов) в бюджет РФ.

Но только при условии, что налоговики уже обращались с этим вопросом к самому налогоплательщику или налоговому агенту и затребовали у него такие сведения, а он не представил их в налоговый орган при осуществлении:

  • выездной налоговой проверки плательщика;
  • проверки полноты исчисления и уплаты налогов в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами.

Камеральные проверки в этот перечень не входят. Хотя сами по себе могут служить основанием для проведения вышеперечисленных надзорных мероприятий.

В обосновании такого запроса налоговиков должны быть указаны:

  • реквизиты решения о проведении выездной налоговой проверки;
  • дата направления требования о представлении документов и срок их представления;
  • сведения о факте непредставления в установленный срок документов;
  • сведения об аудиторской организации, проводившей аудит;
  • реквизиты или другие сведения, позволяющие аудиторской организации идентифицировать запрашиваемые документы.

Также инспекторы ФНС России после окончательного утверждения и вступления в силу нового закона смогут истребовать у аудиторов все вышеперечисленные документы и данные, если в отношении аудируемого лица поступил официальный запрос компетентного фискального органа иностранного государства (территории), с которым у Российской Федерации заключен об этом международный договор.

Аудитор может сообщить своему клиенту о поступившем запросе, но только в том случае, если сам запрос не будет содержать запрета на разглашение такой информации.

У аудиторской компании будет всего 10 дней с момента получения запроса для передачи необходимой информации и документов налоговым органам. За отказ предоставить информацию предусмотрено административное наказание.

Новый закон начнет действовать с 1 января 2019 года. Его положения будут применяться в отношении документов, полученных в ходе аудита налогоплательщиков за налоговые периоды, начинающиеся с 1 января 2019 года. То есть информацию за 2018 и предыдущие годы аудиторы смогут не представлять налоговикам на законных основаниях.

Стоит ли паниковать?

В Минэкономразвития России, изначально выступавшем против таких «изобличительных мер», опасаются, что поправки спровоцируют обвал рынка добровольного аудита и консультирования. Не в восторге и сами аудиторы – их беспокоит неминуемая утрата доверительных отношений.

Что касается юристов, то некоторые из них указывают на то, что при особом желании нормы можно обойти. Так, чтобы не подпадать под новые правила, налогоплательщику будет достаточно нанять для оказания сопутствующих услуг компанию, не имеющую статус аудиторской.

Что касается самих аудиторов, то те, кто не захочет раскрывать сведения о клиентах, могут «откупиться» от налоговиков, добровольно заплатив штраф. Как уже было отмечено, сейчас размер такого штрафа в соответствии со статьей 126 Налогового кодекса РФ составляет 10 000 рублей.

В одобренном Госдумой законопроекте о каких-либо новых санкциях ничего не говорится.

Позиция экспертов, призывающих «не гнать волну», то есть не паниковать, зиждется на том, что приказать аудиторам раскрыть данные об их клиентах, причем по относительно четко прописанной процедуре, могут лишь руководитель службы и его замы, так что массовые злоупотребления исключены. К тому же законопроект принят в рамках рекомендаций Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в целях международного обмена информацией. А у российских налоговых органов особой необходимости в таком инструменте нет.

На как бы нарочитую «формальность», если не сказать «абсурдность» нового закона обращают внимание и некоторые коммерсанты. Дескать, первичные документы аудитор их не хранит – посмотрел на проверке, зафиксировал результаты и все.

Ну еще копию налоговой декларации может забрать или отдельные копии отдельных же документов (которые не факт что вообще в охват запроса попадут). У аудиторов нет подлинников документов, хранят они только копии.

Понятие же «документ» означает именно подлинник, поскольку основным квалифицирующим признаком документа является подлинная подпись.

Источник: https://st-s.pro/ayditorskaia-taina-stala-fikciei/

Аудиторская тайна в России

Аудиторская тайна стала фикцией?

В продолжение недавней новости. Мы решили уточнить у экспертов, как сейчас в России обстоят дела с охраной аудиторской тайны – не банковской, а именно аудиторской.

Спросили также, поддерживают ли они новые предложения Минфина, способные заставить аудиторские организации делиться информацией с налоговиками без согласия клиента.

Вот какие комментарии нам удалось получить…

Наталья Малофеева, председатель совета директоров, партнер аудиторской компании МКПЦ:

Вопрос о “посягательстве” налоговых органов на аудиторскую тайну не новый: в рассматриваемом контексте он возник, насколько мне известно, еще в 2013 году.

Российская Федерация собиралась в то время завершить переговоры по вступлению в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в связи с чем законодательство РФ было подвергнуто проверке со стороны этой организации на предмет его соответствия стандартам ОЭСР, в том числе в области обмена налоговой информацией.

В своем докладе по транспарентности и обмену информацией в целях налогообложения ОЭСР дала Российской Федерации рекомендацию обеспечить на законодательном уровне доступ налоговых органов к сведениям и документам, составляющим аудиторскую тайну, для последующего предоставления таких сведений и документов по запросам уполномоченных органов иностранных государств.

При этом Федеральная налоговая служба, подведомственная Министерству финансов РФ, которая, насколько мне известно, и являлась автором законопроектов (обсуждавшихся вариантов проектов было несколько), воспользовавшись этой рекомендацией, решила получить из этого для себя максимальную выгоду: если можно получать у аудиторов сведения для предоставления информации по запросам налоговых органов других государств, то чем хуже внутренние потребности российских налоговых органов? И кстати, эти внутренние потребности в законопроекте были поставлены на первое место (смотрите, например, проект “О внесении изменений в статью 93.1 части первой Налогового кодекса Российской Федерации”, одобренный Советом по аудиторской деятельности 20 марта 2014 года (протокол № 2) и опубликованный на сайте МФ РФ 31.03.2014). А вот истребованию документов у аудиторов на основании запросов уполномоченного органа иностранного государства в законопроекте отводится только второе место.

Как известно, в марте 2014 года процесс вступления Российской Федерации в ОЭСР был приостановлен на неопределенное время. Перефразируя известное высказывание, “вопрос отложен, а осадок остался”.

Безусловно, такая норма, если она будет принята, ничего хорошего ни аудиторам, ни их клиентам не сулит.

На мой взгляд, имеет место полное непонимание со стороны авторов законопроекта того, что же такое аудиторская тайна, и зачем она вообще нужна.

И очень печально, что это непонимание присутствует именно у государственного органа, регулятора аудиторской деятельности — Министерства финансов РФ и подведомственной ему Федеральной налоговой службы.

Причем, это непонимание прослеживается не только в отношении запроса налоговой информации.

Возможность неограниченных “посягательств” на аудиторскую тайну заложена уже в сам Федеральный закон “Об аудиторской деятельности”, согласно части 4 статьи 9 которого “передача сведений и документов, составляющих аудиторскую тайну, третьим лицам в случаях и порядке, которые предусмотрены … федеральными законами, не является нарушением аудиторской тайны”.

Почему бы примеру налоговых органов не последовать другим органам государственного контроля или правоохранительным органам?

Кстати, авторам законопроекта хотелось бы порекомендовать ознакомиться с законодательством других государств, которые уже входят в ОЭСР, в части санкционирования доступа налоговых органов к сведениям, составляющим аудиторскую (или аналогичную) тайну.

Так, например, в Италии Указ Президента № 633/1972 предусматривает, что налоговые органы могут получить доступ к конфиденциальной информации аудитора только в случае, когда у них есть основания считать, что налогоплательщик совершил налоговое преступление, и только на основании официального запроса генеральной прокуратуры.

Французский Торговый (коммерческий) кодекс предусматривает, что аудиторы и аудиторские организации обязаны соблюдать конфиденциальность любой информации, полученной или произведенной во время проведения аудита, поскольку она составляет профессиональную тайну. Кодекс о налоговых процедурах предусматривает, что налоговые органы не вправе запрашивать информацию об оказанных услугах у лица, на которое распространяется законодательство о какой-либо профессиональной тайне.

В Великобритании Финансовый закон 2008 года устанавливают, что аудитор (аудиторская организация) не обязан отвечать на запросы налоговых органов в отношении предоставления информации (документов), полученных и созданных аудитором в процессе выполнения профессионального задания.

Налоговый кодекс Германии предусматривает, что аудиторы вправе отказаться предоставлять информацию и документы, полученные ими в процессе осуществления профессиональной деятельности, налоговым органам, поскольку такая информация составляет профессиональную тайну.

А законопроект нашего налогового ведомства (опять же, предлагаю обратиться к варианту, размещенному на сайте Минфина России 31.03.2016) устанавливает обязанность аудиторов предоставлять имеющиеся у них документы клиентов на основании запроса налогового органа в связи с проведением любых мероприятий налогового контроля (а к ним относятся не только налоговые проверки).

Более обстоятельно комментировать инициативы Минфина сегодняшнего дня по этому вопросу можно, только имея конкретный текст очередного варианта проекта.

Надежда Короткова, генеральный директор ООО “Достоверный Анализ – Аудит”:

Минфин РФ предлагает внести поправки в аудиторское и налоговое законодательство, которые предполагают, что аудиторская тайна больше не будет относиться к конфиденциальной информации, которую запрещено разглашать.

Аудиторам вменяется в обязанность предоставлять налоговым органам по их требованию сведения и документы, составляющие аудиторскую тайну без предварительного письменного согласия своих клиентов. За нарушение этих положений планируется штраф по ст. 126 НК (непредставление налоговому органу необходимых сведений).

Таким образом, информация, содержащаяся во внутренних документах клиентов аудиторских компаний, которые оказывают аудиторские, налоговые, бухгалтерские услуги, станет доступной для налоговых органов. А ведь аудиторская тайна в настоящее время является одним из основополагающих требований Федерального Закона “Об аудиторской деятельности” № 307-ФЗ (Статья 9).

По нашему мнению, запрет нарушения конфиденциальности аудиторской тайны в части налогового контроля, может повлечь негативные последствия не только для аудиторов, но и самих налогоплательщиков. Доверие к аудиторским компаниям со стороны клиентов снизится, и как следствие, аудиторы начнут терять своих клиентов, а это значит, что рынок аудиторских услуг сократится еще более существенно.

В настоящее время рынок аудиторских услуг находится в кризисе, особенно это касается небольших компаний. А уважаемый Минфин придумывает все новые и новые поправки в законодательство, которые ухудшают положение аудиторских компаний.

Может быть, Минфину следует внести хотя бы одну полезную поправку в законодательство, которую когда-то он планировал – например, штраф за непроведение обязательного аудита? Сейчас специальных штрафов за непроведение обязательного аудита не предусмотрено. А то как же, господа, получается? С одной стороны, обязательный аудит делать необходимо, ведь он обязательный, а с другой – необязательно, никто не накажет!

Артем Денисов, управляющий партнер юридической компании “Генезис”:

Аудиторская организация не может быть источником получения информации о деятельности юридического лица или предпринимателя, которому оказывались услуги, независимо от того, какой характер носили полученные сведения (общедоступный или ограниченного доступа).

Срок действия режима конфиденциальности в отношении сведений, составляющих аудиторскую тайну, законом не установлены.

Это означает, что аудиторы обязаны сохранять в тайне конфиденциальную информацию об операциях клиентов, полученную при оказании профессиональных услуг без ограничения сроков и вне зависимости от продолжения или прекращения непосредственных отношений с ними.

Нормы, устанавливающие режим аудиторской тайны, направлены прежде всего на защиту личных интересов проверяемых лиц. Тем не менее, отношения по поводу аудиторской тайны связаны с компромиссом между частными и публичным интересами.

Поэтому весьма важное значение приобретает вопрос о доступе к сведениям, составляющим аудиторскую тайну.

Законодатель с учетом интересов частных лиц устанавливает правило о предоставлении третьим лицам сведений, составляющих аудиторскую тайну, только с письменного согласия клиента аудитора.

Но поскольку в ряде случаев имеют значение и публичные интересы, то законодательными актами могут устанавливаться случаи затребования таких сведений. Порядок предоставления конфиденциальных сведенийЗаконом об аудиторской деятельности не определен.

Нормы, устанавливающие материально-правовые и процессуальные основания для направления запроса, определяющие круг лиц, уполномоченных совершать такой запрос, а также нормы, предъявляющие требования к форме запроса и сроках ответа, содержатся в других законодательных актах.

В то же время действующее законодательство устанавливает ряд ограничений на истребование информации, составляющей профессиональную тайну аудиторов. Так, п. 4 ст.

82 НК РФ установлено, что при осуществлении налогового контроля не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о налогоплательщике, полученной в нарушение принципа сохранности информации, составляющей профессиональную тайну иных лиц, в частности,аудиторскую тайну. В пункте 2 ст. 90 НК РФ предусмотрено, что не могут допрашиваться в качестве свидетеля лица, которые получили информацию, необходимую для проведения налогового контроля, в связи с исполнением ими своих профессиональных обязанностей, и подобные сведения относятся к профессиональной тайне этих лиц, в частности, аудиторов.

Светлана Крапивенцева, руководитель практики МСФО компании КСК групп:

Острая конкуренция на рынке консалтинговых и аудиторских услуг, а также связанные с оказанием ряда консалтинговых услуг риски заставляют аудиторские компании ревностно относиться к охране аудиторской тайны. Это гарантирует возможность продолжения отношений с действующими клиентами, а также обеспечивает положительную репутацию на рынке, вызывает доверие со стороны новых и потенциальных клиентов.

Конфиденциальность (аудиторская тайна) – один из фундаментальных принципов аудиторской деятельности, прописанный в Законе № 307-ФЗ от 30.12.2008 г.

“Об аудиторской деятельности”, в федеральных и международных стандартах аудита.

Сама система независимого аудита связана с тем, чтобы убедить пользователей и общество в достоверности отчетности без раскрытия излишне “конкретной” информации, которая представляет собой ценность и недоступна за пределами компании.

Отдавая себе отчет в важности соблюдения конфиденциальности, мы, безусловно, не поддерживаем данные инициативы. Аудируемая отчетность предназначена для акционеров и собственников бизнеса, поэтому, оплачивая услуги аудиторов, компания должна получать доверие со стороны пользователей и сокращение рисков, но не наоборот.

У нас сохраняются сомнения в том, могут ли полученные таким образом сведения использоваться в качестве доказательств, например, при судебных разбирательствах между налоговыми органами и налогоплательщиками.

Многие полагают, что это сократит доверие к самим аудиторам. Мы считаем, что серьезные аудиторские компании обеспечат такую систему рабочих документов, которые при полном соответствии аудиторским стандартам не дадут возможности налоговым органам использовать их против аудируемого лица.

Татьяна Безус, руководитель департамента аудита АКГ “МЭФ-Аудит”:

Полагаю, все наше аудиторское сообщество не поддерживает эту идею. Безусловно, подобная норма не добавит доверия аудиторам со стороны их клиентов. Кроме того, данную инициативу можно рассматривать как способ переложить на плечи аудиторов часть чужой работы.

Сергей Елин, руководитель аудиторско-конслтанговой группы “АИП”:

Я против этих нововведений, поскольку они негативно скажутся на аудиторской отрасли. Сейчас рынок аудиторских услуг находится в очень непростой ситуации. Многие компании страдают из-за спада спроса на их услуги.

В результате предложений Минфина доверие со стороны бизнеса к независимым аудиторским организациям будет подорвано.

Компании будут стараться держать максимально закрытыми вопросы налогового контроля и налоговой безопасности.

Источник: https://gaap.ru/articles/Auditorskaya_tayna_v_Rossii/

Все, что необходимо знать об аудиторской тайне

Аудиторская тайна стала фикцией?

Закон № 307-Фз гласит: саморегулируемая организация аудиторов и аудиторы обязаны хранить аудиторскую тайну.

Именно с этой целью составляют различные стандарты, правила ведения документов, хранение и архивирование итогов аудиторской проверки, полученные в результате аудиторского проверки работы.

Аудиторам запрещено разглашать, делать копии и передавать их без письменного соглашения организации третьим лицам.

Аудиторская тайна включает в себя все сведения и документы, которые были получены и документированы предприятием и работниками, и индивидуальными аудиторами. Данные лица заключают трудовые договоры, при оказании услуг, согласно Закону № 307-ФЗ, за исключением:

  • информации, которая была разглашена клиентом, либо с его разрешения;
  • информации о заключении с аудируемым лицом договора о проведении обязательного аудита;
  • информации о размере заработной платы за труд аудитора.

Передача документов возможна в том случае, если это предусмотрено законом. Все владеющие информацией и документами должны держать их в тайне. Данная ответственность отражена в подпункте «в» части I статьи 81 ТК РФ и в статье 13.14 КоАП РФ, в статье 183 УК РФ.

Замечание 1

Если аудиторская тайна была провозглашена, то потерпевшая сторона имеет право на возмещение убытков в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Виды ответственности аудиторов и аудиторских предприятий

Классификация видов:

  1. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда;
  2. Административная;
  3. Уголовная;
  4. Ответственность исходя из правил-стандартов аудиторской деятельности.

Рассмотрим каждый из них.

  1. Если аудиторская проверка была неквалифицированной и привела к затратам государства или предприятия, то на аудитора накладывается штраф за убытки и перепроверку, которые он должен оплатить. Штраф может накладывать суд или арбитражный суд, в соответствии со статьей 15 «Возмещение убытков» и со статьей 393 ГК РФ.

Гражданско-правовая ответственность включает ответственность за разглашение служебной и коммерческой тайны.

В статье 183 «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну» Уголовный кодекс Российской Федерации говорит об ответственности за оглашение содержания регистров бухучета, являющиеся коммерческой тайной (прописано в ФЗ от 6.12.11 года № 402-ФЗ).

  1. Данная ответственность связана со штрафными санкциями, приостановлением и ликвидированием членства аудиторов и саморегулируемых организаций аудиторов.

В ФЗ № 307-ФЗ содержит меры дисциплинарного воздействия: предписание, предупреждение в письменной форме, приостановлении членства организации, аудитора и саморегулируемой организации аудиторов на 180 дней, их исключение, наложение штрафа.

Если произошло приостановление членства, то в течение всего срока аудитор не может:

  • принимать участие в аудиторской работе;
  • давать какие-либо рекомендации;
  • принимать участие в деятельности выборных и специализированных органов саморегулируемого предприятия;
  • заключать договоры на оказание услуг.

Если закон был нарушен, то применяются следующие меры:

  • предписание по уничтожению нарушений;
  • предписание о приостановлении работы членства.
  1. За нарушение уголовной ответственности возлагается штраф 100 000-500 000 рублей или в размере зарплаты/другого дохода, или до 3 лет лишения свободы, если повторное нарушение то до 5 лет лишения свободы, при этом нарушитель больше не может заниматься данной деятельностью. Данный процесс предусмотрен статьей 202 «Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами» УК РФ.

При сокрытии преступления налагается штраф до 200000 рублей или зарплаты другого дохода за период до 18 месяцев, либо арест 3 года – 6 месяцев, либо лишение свободы до 2 лет, это предусмотрено статьей 316 «Укрывательство преступлений» УК РФ.

Если советы аудитора влияют на неуплату налогов, то возлагается штраф 100 000-300 000 рублей или зарплаты/другого дохода за период 1-2 года, либо арест сроком в 4 года или 6 месяцев, или лишение свободы сроком в 2 года, при этом аудитор больше не может работать в данной сфере до 3 лет или никогда. Предусмотрено статьей 199 «Уклонение от уплаты налогов» УК РФ.

Если неуплата налогов составляет более 2 млн. рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов или сборов больше 10% или больше 6 млн. рублей, то это называется неуплата налогов в крупных размерах. В особо крупных размерах неуплата составляет 10 млн. рублей 3 года подряд, где доля неуплаченных налогов и сборов превышают 20% или превышают 30 млн. рублей.

  1. Предприятие, согласно стандарту №8 «Понимание деятельности аудируемого лица, среды, в которой она осуществляется, и оценка рисков существенного искажения аудируемой финансовой (бухгалтерской) отчетности», отвечает за:
  • предоставление обоснованного мнения в заключении о достоверности бух. отчета;
  • правильность и полноту искаженных данных в отчете;
  • нарушение аудиторской тайны, кроме предусмотренных законом случаев.

Вывод

Каждый работник должен сохранять конфиденциальность за полученные данные в результате аудиторской проверки. Так как эта тема щепетильна, то ответственность аудитора страхуется, согласно ФЗ №307-ФЗ. В развитых странах с развитой рыночной экономикой доходы организаций в размере 10% направлены на страхование.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://zaochnik.com/spravochnik/buhgalterskij-uchet-i-audit/audit/auditorskaja-tajna/

Надежда Короткова, генеральный директор ООО “Достоверный Анализ – Аудит”:

Минфин РФ предлагает внести поправки в аудиторское и налоговое законодательство, которые предполагают, что аудиторская тайна больше не будет относиться к конфиденциальной информации, которую запрещено разглашать.

Аудиторам вменяется в обязанность предоставлять налоговым органам по их требованию сведения и документы, составляющие аудиторскую тайну без предварительного письменного согласия своих клиентов. За нарушение этих положений планируется штраф по ст. 126 НК (непредставление налоговому органу необходимых сведений).

Таким образом, информация, содержащаяся во внутренних документах клиентов аудиторских компаний, которые оказывают аудиторские, налоговые, бухгалтерские услуги, станет доступной для налоговых органов. А ведь аудиторская тайна в настоящее время является одним из основополагающих требований Федерального Закона “Об аудиторской деятельности” № 307-ФЗ (Статья 9).

По нашему мнению, запрет нарушения конфиденциальности аудиторской тайны в части налогового контроля, может повлечь негативные последствия не только для аудиторов, но и самих налогоплательщиков. Доверие к аудиторским компаниям со стороны клиентов снизится, и как следствие, аудиторы начнут терять своих клиентов, а это значит, что рынок аудиторских услуг сократится еще более существенно.

В настоящее время рынок аудиторских услуг находится в кризисе, особенно это касается небольших компаний. А уважаемый Минфин придумывает все новые и новые поправки в законодательство, которые ухудшают положение аудиторских компаний.

Может быть, Минфину следует внести хотя бы одну полезную поправку в законодательство, которую когда-то он планировал – например, штраф за непроведение обязательного аудита? Сейчас специальных штрафов за непроведение обязательного аудита не предусмотрено.

А то как же, господа, получается? С одной стороны, обязательный аудит делать необходимо, ведь он обязательный, а с другой – необязательно, никто не накажет!

Наталья Малофеева, председатель совета директоров, партнер аудиторской компании МКПЦ:

Вопрос о “посягательстве” налоговых органов на аудиторскую тайну не новый: в рассматриваемом контексте он возник, насколько мне известно, еще в 2013 году.

Российская Федерация собиралась в то время завершить переговоры по вступлению в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в связи с чем законодательство РФ было подвергнуто проверке со стороны этой организации на предмет его соответствия стандартам ОЭСР, в том числе в области обмена налоговой информацией.

В своем докладе по транспарентности и обмену информацией в целях налогообложения ОЭСР дала Российской Федерации рекомендацию обеспечить на законодательном уровне доступ налоговых органов к сведениям и документам, составляющим аудиторскую тайну, для последующего предоставления таких сведений и документов по запросам уполномоченных органов иностранных государств.

При этом Федеральная налоговая служба, подведомственная Министерству финансов РФ, которая, насколько мне известно, и являлась автором законопроектов (обсуждавшихся вариантов проектов было несколько), воспользовавшись этой рекомендацией, решила получить из этого для себя максимальную выгоду: если можно получать у аудиторов сведения для предоставления информации по запросам налоговых органов других государств, то чем хуже внутренние потребности российских налоговых органов? И кстати, эти внутренние потребности в законопроекте были поставлены на первое место (смотрите, например, проект “О внесении изменений в статью 93.1 части первой Налогового кодекса Российской Федерации”, одобренный Советом по аудиторской деятельности 20 марта 2014 года (протокол № 2) и опубликованный на сайте МФ РФ 31.03.2014). А вот истребованию документов у аудиторов на основании запросов уполномоченного органа иностранного государства в законопроекте отводится только второе место.

Как известно, в марте 2014 года процесс вступления Российской Федерации в ОЭСР был приостановлен на неопределенное время. Перефразируя известное высказывание, “вопрос отложен, а осадок остался”.

Безусловно, такая норма, если она будет принята, ничего хорошего ни аудиторам, ни их клиентам не сулит.

На мой взгляд, имеет место полное непонимание со стороны авторов законопроекта того, что же такое аудиторская тайна, и зачем она вообще нужна.

И очень печально, что это непонимание присутствует именно у государственного органа, регулятора аудиторской деятельности — Министерства финансов РФ и подведомственной ему Федеральной налоговой службы.

Причем, это непонимание прослеживается не только в отношении запроса налоговой информации.

Возможность неограниченных “посягательств” на аудиторскую тайну заложена уже в сам Федеральный закон “Об аудиторской деятельности”, согласно части 4 статьи 9 которого “передача сведений и документов, составляющих аудиторскую тайну, третьим лицам в случаях и порядке, которые предусмотрены … федеральными законами, не является нарушением аудиторской тайны”.

Почему бы примеру налоговых органов не последовать другим органам государственного контроля или правоохранительным органам?

Кстати, авторам законопроекта хотелось бы порекомендовать ознакомиться с законодательством других государств, которые уже входят в ОЭСР, в части санкционирования доступа налоговых органов к сведениям, составляющим аудиторскую (или аналогичную) тайну.

Так, например, в Италии Указ Президента № 633/1972 предусматривает, что налоговые органы могут получить доступ к конфиденциальной информации аудитора только в случае, когда у них есть основания считать, что налогоплательщик совершил налоговое преступление, и только на основании официального запроса генеральной прокуратуры.

Французский Торговый (коммерческий) кодекс предусматривает, что аудиторы и аудиторские организации обязаны соблюдать конфиденциальность любой информации, полученной или произведенной во время проведения аудита, поскольку она составляет профессиональную тайну. Кодекс о налоговых процедурах предусматривает, что налоговые органы не вправе запрашивать информацию об оказанных услугах у лица, на которое распространяется законодательство о какой-либо профессиональной тайне.


В Великобритании Финансовый закон 2008 года устанавливают, что аудитор (аудиторская организация) не обязан отвечать на запросы налоговых органов в отношении предоставления информации (документов), полученных и созданных аудитором в процессе выполнения профессионального задания.

Налоговый кодекс Германии предусматривает, что аудиторы вправе отказаться предоставлять информацию и документы, полученные ими в процессе осуществления профессиональной деятельности, налоговым органам, поскольку такая информация составляет профессиональную тайну.

А законопроект нашего налогового ведомства (опять же, предлагаю обратиться к варианту, размещенному на сайте Минфина России 31.03.2016) устанавливает обязанность аудиторов предоставлять имеющиеся у них документы клиентов на основании запроса налогового органа в связи с проведением любых мероприятий налогового контроля (а к ним относятся не только налоговые проверки).

Более обстоятельно комментировать инициативы Минфина сегодняшнего дня по этому вопросу можно, только имея конкретный текст очередного варианта проекта.

Артем Денисов, управляющий партнер юридической компании “Генезис”:

Аудиторская организация не может быть источником получения информации о деятельности юридического лица или предпринимателя, которому оказывались услуги, независимо от того, какой характер носили полученные сведения (общедоступный или ограниченного доступа).

Срок действия режима конфиденциальности в отношении сведений, составляющих аудиторскую тайну, законом не установлены. Это означает, что аудиторы обязаны сохранять в тайне конфиденциальную информацию об операциях клиентов, полученную при оказании профессиональных услуг без ограничения сроков и вне зависимости от продолжения или прекращения непосредственных отношений с ними.

Нормы, устанавливающие режим аудиторской тайны, направлены прежде всего на защиту личных интересов проверяемых лиц. Тем не менее, отношения по поводу аудиторской тайны связаны с компромиссом между частными и публичным интересами. Поэтому весьма важное значение приобретает вопрос о доступе к сведениям, составляющим аудиторскую тайну.

Законодатель с учетом интересов частных лиц устанавливает правило о предоставлении третьим лицам сведений, составляющих аудиторскую тайну, только с письменного согласия клиента аудитора.

Но поскольку в ряде случаев имеют значение и публичные интересы, то законодательными актами могут устанавливаться случаи затребования таких сведений. Порядок предоставления конфиденциальных сведений Законом об аудиторской деятельности не определен.

Нормы, устанавливающие материально-правовые и процессуальные основания для направления запроса, определяющие круг лиц, уполномоченных совершать такой запрос, а также нормы, предъявляющие требования к форме запроса и сроках ответа, содержатся в других законодательных актах.

В то же время действующее законодательство устанавливает ряд ограничений на истребование информации, составляющей профессиональную тайну аудиторов. Так, п. 4 ст.

82 НК РФ установлено, что при осуществлении налогового контроля не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о налогоплательщике, полученной в нарушение принципа сохранности информации, составляющей профессиональную тайну иных лиц, в частности,аудиторскую тайну. В пункте 2 ст.

90 НК РФ предусмотрено, что не могут допрашиваться в качестве свидетеля лица, которые получили информацию, необходимую для проведения налогового контроля, в связи с исполнением ими своих профессиональных обязанностей, и подобные сведения относятся к профессиональной тайне этих лиц, в частности, аудиторов.

Светлана Крапивенцева, руководитель практики МСФО компании КСК групп:

Острая конкуренция на рынке консалтинговых и аудиторских услуг, а также связанные с оказанием ряда консалтинговых услуг риски заставляют аудиторские компании ревностно относиться к охране аудиторской тайны. Это гарантирует возможность продолжения отношений с действующими клиентами, а также обеспечивает положительную репутацию на рынке, вызывает доверие со стороны новых и потенциальных клиентов.

Конфиденциальность (аудиторская тайна) – один из фундаментальных принципов аудиторской деятельности, прописанный в Законе № 307-ФЗ от 30.12.2008 г. “Об аудиторской деятельности”, в федеральных и международных стандартах аудита.

Сама система независимого аудита связана с тем, чтобы убедить пользователей и общество в достоверности отчетности без раскрытия излишне “конкретной” информации, которая представляет собой ценность и недоступна за пределами компании.

Отдавая себе отчет в важности соблюдения конфиденциальности, мы, безусловно, не поддерживаем данные инициативы. Аудируемая отчетность предназначена для акционеров и собственников бизнеса, поэтому, оплачивая услуги аудиторов, компания должна получать доверие со стороны пользователей и сокращение рисков, но не наоборот.

У нас сохраняются сомнения в том, могут ли полученные таким образом сведения использоваться в качестве доказательств, например, при судебных разбирательствах между налоговыми органами и налогоплательщиками.

Многие полагают, что это сократит доверие к самим аудиторам. Мы считаем, что серьезные аудиторские компании обеспечат такую систему рабочих документов, которые при полном соответствии аудиторским стандартам не дадут возможности налоговым органам использовать их против аудируемого лица.

Татьяна Безус, руководитель департамента аудита АКГ “МЭФ-Аудит”:

Полагаю, все наше аудиторское сообщество не поддерживает эту идею. Безусловно, подобная норма не добавит доверия аудиторам со стороны их клиентов. Кроме того, данную инициативу можно рассматривать как способ переложить на плечи аудиторов часть чужой работы.

Сергей Елин, руководитель аудиторско-конслтанговой группы “АИП”:

Я против этих нововведений, поскольку они негативно скажутся на аудиторской отрасли. Сейчас рынок аудиторских услуг находится в очень непростой ситуации. Многие компании страдают из-за спада спроса на их услуги.

В результате предложений Минфина доверие со стороны бизнеса к независимым аудиторским организациям будет подорвано.

Компании будут стараться держать максимально закрытыми вопросы налогового контроля и налоговой безопасности.

: 8 июля 2016

Источник: http://www.uf-k.ru/publication/auditorskaya-tayna-v-rossii.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.