Налоговая выгода глазами инспекторов

Содержание

Новости — Новая политика ФНС: необоснованная налоговая выгода и последствия в виде штрафов

Налоговая выгода глазами инспекторов

4 сентября 2017

Но не в том смысле, что налоговики ослабили контроль. Как раз наоборот. Просто, судя по последним документам, ФНС не мыслит необоснованной налоговой выгоды без умысла на ее получение. И готовится массированно доказывать свою позицию в судах.

Статья 122 НК РФ предусматривает два варианта штрафных санкций за неуплату или неполную уплату налога (если только речь не идет о взаимозависимых или контролируемых иностранных компаниях). Пункт 1 — штраф в 20 % от суммы неуплаченного налога. Пункт 3 — те же самые деяния, но совершенные умышленно. Штраф — уже 40 %.

Так вот, не так давно руководство ФНС поставило перед своими сотрудниками задачу прикладывать максимум усилий для доказывания умысла на уклонение от уплаты налогов. Так что тщательно изучать контрагентов теперь важно вдвойне, потому что последствия ошибки станут тяжелее.

Но обо всем по порядку.

Пределы поставлены

19 августа 2017 года вступил в силу Федеральный закон № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации». В соответствии с ним в части первой НК появилась новая статья 54.1 — «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

Новая статья гласит, что «не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности». Это же положение распространяется и на сборы со страховыми взносами.

В преддверии вступления закона в силу ФНС выпустила посвященное ему письмо от 16.08.2017 № СА-4-7/16152@ (далее — письмо № СА-4-7/16152@).

И в нем говорится, что «при доказывании фактов неисполнения обязанности по уплате налогов или необоснованного получения права на их возмещение необходимо обеспечить получение доказательств, свидетельствующих об умышленном участии проверяемого налогоплательщика в целенаправленном создании условий, направленных исключительно на получение налоговой выгоды». То есть ФНС четко ассоциирует применение статьи 54.1 с умышленным уклонением от налогов (и штрафом в 40 % от суммы налога).

В письме № СА-4-7/16152@ конкретизируются критерии умышленности. Это, в частности:

  • «юридическая, экономическая и иная подконтрольность спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику»;
  • «транзитные операции между взаимозависимыми или аффилированными участниками взаимосвязанных хозяйственных операций, в том числе через посредников, с использованием особых форм расчетов и сроков платежей»;
  • обстоятельства, свидетельствующие о «согласовании действий участников хозяйственной деятельности и т. п».

Правда, в этом же письме подчеркивается, что налогоплательщик отвечает только за первое звено в цепочке контрагентов (линия, установленная более ранним письмом ФНС от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@).

Кстати, согласно той же статье 54.1 НК, уменьшить налог можно только в том случае, если «обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону».

То есть теперь налоговики будут с особой тщательностью проверять, исполнил ли сделку именно тот субъект, который заключил договор.

И налогоплательщикам теперь, видимо, придется с удвоенной силой следить за тем, чтобы фактические исполнители состояли в штате контрагента, а используемые ими средства труда числились на его балансе.

В письме ФНС № СА-4-7/16152@ указывается, что налоговый орган «не определяет расчетным путем объема прав и обязанностей налогоплательщика, допустившего искажение действительного экономического смысла финансово-хозяйственной операции».

То есть в случае формального установления налоговым органом несоответствия хотя бы одному из двух обстоятельств, указанных в пункте 2 статьи 54.

1 НК РФ и приведенных выше, в праве на учет расходов, а также вычет по НДС будет отказано в полном объеме.

Рекомендации СК и ФНС

Абсолютно в этом же русле написано и более раннее письмо ФНС России от 13 июля 2017 г. № ЕД-4-2/13650@, получившее известность под названием «Совместные рекомендации ФНС и Следственного комитета по выявлению умысла на неуплату налогов».

Задача ставится та же — подвести проверяемые юрлица или ИП под применение пункта 3 статьи 122 НК РФ (умысел).

Инспекторам рекомендуется «более продуманно подходить к оформлению актов налоговой проверки и решений о привлечении к налоговой ответственности, акцентируя внимание на том, что правонарушение «совершено в результате целенаправленных, осознанных действий налогоплательщика».

Более того, им прямо предлагается ориентироваться на «стиль изложения, принятый при составлении обвинительных заключений в рамках уголовного процесса» — для того, чтобы акты налоговой проверки впоследствии обретали «уголовно-правовую перспективу» (то есть направлялись в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела).

Статистика показывает, что прежняя методология редко позволяла налоговикам доказывать умысел.

Лишь каждое пятидесятое из судебных дел по статье 122 НК РФ содержало в себе упоминание пункта 3 — да и то суды довольно часто признавали решение налогового органа в этой части недействительным.

В рекомендациях констатируется, что причиной этого были ошибки в работе самих налоговых инспекторов, не прилагавших усилий к доказыванию умысла.

Так вот, об умысле, по мнению ФНС России и СК России, могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

  • согласованность действий группы лиц, нацеленная на минимизацию налоговых обязательств и обналичивание денежных средств, доказанная фиктивность конкретных хозяйственных операций компании;
  • доказанные факты подконтрольности фирмы-однодневки;
  • имитация налогоплательщиком хозяйственных связей с фирмами-однодневками;
  • сложный и запутанный, продолжающийся во времени, повторяющийся характер действий налогоплательщика в рамках налоговой схемы, исключающий их совершение в рамках обычной деятельности или по неосторожности;
  • прямые улики противоправной деятельности: наличие «черной бухгалтерии», обнаружение печатей и документации фирм-однодневок на территории (в помещении) проверяемого налогоплательщика и др.

Ступенчатая методика

Выявлению взаимозависимости налогоплательщиков ФНС уделяет особое внимание. Группа взаимозависимых лиц — это уже раздел V.

1 НК РФ, и в этом случае налоговые последствия по сделкам рассчитываются исходя из рыночных, а не фактических сумм доходов и прибыли.

То есть налоговики принудительно корректируют показатели, представленные в налоговой отчетности, приводя их к среднерыночным и доначисляя налоги.

Внутренние рекомендации ФНС содержат советы обращать пристальное внимание на физических лиц — владельцев и директоров компаний, выясняя, в каких еще организациях те числятся совладельцами (в любой доле) или директорами. Должны быть учтены сведения об учредителях, исполнительном органе, совете директоров за все время существования компании, начиная с момента регистрации.

Схему группы рекомендуется строить в графическом виде. То есть, по сути дела, речь идет о чем-то вроде инструмента «Связи» в Контур.Фокусе.

Конечно, у ФНС возможностей получения информации больше, поэтому ее графическая схема группы будет сопровождаться еще и указанием на источники получения дохода рассматриваемых физлиц, их имущество, состав семей (включая сведения о доходах и расходах членов семьи).

После того как связи группы установлены, налоговикам предписано выявить внутри нее схемы движения денежных потоков, и здесь, естественно, для анализа подключают банки.

На днях как раз заработал механизм обмена данными о ненадежных клиентах: коммерческие банки отслеживают сомнительные операции, указанные в Методических рекомендациях ЦБ РФ от 21.07.2017 № 18-МР, передают их в Росфинмониторинг, тот — в ЦБ, а ЦБ, в свою очередь, уже рассылает их по всей банковской системе.

Кроме банков, к анализу предписано подключать информацию из других ИФНС (в зависимости от места регистрации участников группы), а также некую не названную конкретно информацию из внешних источников.

В ходе финансового анализа предписано особое внимание уделять операциям с заемными средствами внутри группы — на предмет доказывания их возможной экономической неоправданности и, соответственно, отказа в признании расходов.

На финансовый анализ накладывается сопоставление кодов ОКВЭД всех участников группы, сопоставление их бухгалтерской и налоговой отчетности. Таким способом налоговики пытаются выявить технологические особенности бизнеса.

Перед ними поставлена четкая задача — распознать и пресечь минимизацию налоговых обязательств, когда функциональные части бизнеса передаются отдельным лицам группы, каждое из которых применяет специальный режим налогообложения.

Дело «Мастер-Инструмента»

Надо подчеркнуть, что в плане выявления взаимозависимых лиц налоговики настроены бескомпромиссно, и судебная система — на их стороне. Ярким примером служит дело компании «Мастер-Инструмент», дошедшее недавно до Конституционного суда РФ.

История такова. В 2005 году руководитель ООО «Мастер-Инструмент» (он же и единственный его участник), его супруга и его мать заключили договор о координации хозяйственной деятельности. Позже в него вступили другие участники — юридические лица, а также индивидуальные предприниматели, применявшие специальные налоговые режимы.

В рекламной информации участники договора использовали наименование «Мастер-Инструмент», они поддерживали общий фирменный стиль и нанимали работников, которые также были заняты в деятельности других участников этого договора.

Между собой они годами совершали сделки, связанные с хозяйственной деятельностью, которую вел каждый из них.

В 2014 году Управление ФНС по Волгоградской области оценило их совместную работу как искусственное дробление бизнеса и доначислило ООО «Мастер-Инструмент» налоги в том объеме, в каком оно должно было бы их уплатить, если бы аффилированные с ним налогоплательщики не принимали участия в предпринимательской деятельности. Помимо этого, ООО привлекли к налоговой ответственности за неуплату налогов в требуемом размере.

Суды всех инстанций оставили это решение в силе.

В 2016 году ООО «Мастер-Инструмент» было признано банкротом.

В 2017 году его учредитель привлечен в качестве обвиняемого по пункту «б» части 2 статьи 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере).

4 июля 2017 года Конституционный суд РФ отказал ему в рассмотрении его жалобы на неконституционность формулировок отдельных статей НК РФ, тем самым фактически подтвердив законность привлечения руководителя ООО «Мастер-Инструмент» к ответственности.

Выводы

Контроль за схемами с использованием фирм-однодневок и дроблением бизнеса вполне проработан ФНС уже сегодня, и доводы налоговиков уже не раз находили понимание в судах.

То есть переключиться на массовое доказывание умысла (с соответствующими повышенными санкциями) им не составит труда.

Дело техники, что называется: немного отредактировать акты налоговых проверок и решения о привлечении к налоговой ответственности.

И сегодня особенно важно предугадать повышенный интерес налоговиков к своему контрагенту. А для этого нужно активно пользоваться хотя бы тем ограниченным набором инструментов для анализа, который на данный момент доступен каждому. Как, например, Контур.Фокус, доступный обычным пользователям.

Источник: https://focus.kontur.ru/site/news/83

«Забудьте все, что было». Как оспорить решение налоговой

Налоговая выгода глазами инспекторов

Каждую неделю в открытом бизнес-курсе «Остаться в живых» — инструкция для собственников бизнеса о том, как выжить в российских реалиях. Материалы публикуются в рамках совместного проекта Центра taxCOACH и портала DK.RU.

Сегодня — о том, реально ли оспорить решение ФНС, с каким настроением бизнесменов ждут в судах и о новых трендах арбитражных судов в части рассмотрения налоговых споров.

Анастасия Тайшина, эксперт по структурированию бизнеса:

— Цель налоговой проверки — не только установление и доначисление налоговых недоимок, но и их обязательное взыскание. Если вы решили оспорить решение налоговой, то для начала нужно обратиться с жалобой в вышестоящий налоговый орган.

ФНС любит рапортовать, что досудебный порядок урегулирования споров очень эффективен. Статистика удовлетворения жалоб примерно одинакова по всем регионам: до 50% споров действительно удовлетворяется, но, как правило, в этих случаях речь идет о грубых нарушениях территориальных налоговых органов.

Та же статистика говорит о том, что в суммовом выражении жалобы удовлетворяются не более чем на 20%.

Очевидно, что в серьезных вопросах вроде получения необоснованной налоговой выгоды, взаимодействия с проблемными контрагентами или создания условий для искусственного дробления сильно надеяться на досудебное урегулирование не стоит.

С каким настроением собственников бизнеса ждут в судах? Для себя мы отметили несколько тенденций.

Первое — закрытость и системность суда. После слияния в 2014 г. Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда очень мало информации, касающейся рассмотрения судебных споров и внутренних документов, стало попадать во внешнюю среду.

Второе — формальный подход. Он ярче всего проявляется при рассмотрении административных дел. Если раньше в случае малозначительных нарушений судьи часто шли навстречу предпринимателям и от административной ответственности освобождали, то сейчас подход стал более формальным: есть состав правонарушения — пожалуйста, штраф.

Третье — защита интересов бюджета. Суды стали легче взыскивать штрафы с бизнесменов. В нашей практике был такой случай: судились мы с налоговым органом в части взыскания с них судебных расходов.

Они проиграли, и налоговый инспектор, не стесняясь, предложил судье отказать в удовлетворении этих расходов: «Эти деньги будут выплачены из бюджета, а мы с вами вместе из него финансируемся».

К счастью, суд на поводу не пошел и налогоплательщика поддержал.

Подавать заявление о признании решения налогового органа недействительным необходимо вместе с ходатайством о применении обеспечительных мер, поскольку требование налоговой уже подлежит исполнению.

Статистика в этом вопросе так же сурова: не более 30% всех ходатайств удовлетворяется, но мы рекомендуем основные силы направлять именно на этот документ. В нем нужно убедить судью, во-первых, что у вас есть активы, которые позволят исполнить решение налогового органа.

Во-вторых, взыскание сейчас заявленных к доначислению сумм может парализовать вашу деятельность — в частности, вы не сможете выплатить зарплату сотрудникам.

Но помните, что налоговая, в свою очередь, может обратиться в суд с ходатайством о встречном обеспечении и попросить вас перечислить сумму доначислений на депозит суда, что в подобной ситуации, конечно, странно. В последнем случае проще исполнить требование налогового органа (параллельно исключив передачу материалов проверки в Следственный комитет), а при положительном исходе дела требовать зачета или возврата.

Забудьте все, что было: 53 против 54.1

Применительно к структурированию бизнеса нас особенно интересует понятие налоговой выгоды. Все понимают, что сэкономить на налогах — абсолютно нормальное желание любого экономического субъекта. Однако практически ни один акт налоговой проверки, ни одно решение суда не обходится без упоминания необоснованной налоговой выгоды, которая повлекла ущерб для бюджета.

Введено это понятие было более 10 лет назад Постановлением Высшего Арбитражного Суда №53 от 12.10.2006 года. Этот документ, по сути, стал библией для Арбитражных судов.

В соответствии с ним, под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. То есть это нечто, что уменьшает совокупный размер налоговых платежей в сравнении с максимально возможным.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, является основанием для признания налоговой выгоды обоснованной. 

Сейчас же мы находимся в переломном периоде. В 2017 г. в Налоговом кодексе появилась небольшая статья 54.

1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов», по разъяснению которой ФНС выпустила уже три  письма[1].

Общий смысл разъяснений сводится к следующему: забудьте все, что было до этого. Ст.54.1 воплощает новый подход к проблеме занижения налоговой базы.

Во-первых, вместо презумпции добросовестности налогоплательщика и презумпции достоверности сведений в бухгалтерской и налоговой отчетности закон констатирует (п.1 ст. 54.

1 НК РФ): «Не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения» в налоговом и/или бухгалтерском учете. 

Под «искажением» ФНС понимает умышленные действия налогоплательщика, например:

  • создание схемы «дробления бизнеса»;
  • искусственное создание условий по использованию пониженных ставок налога, налоговых льгот;
  • неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
  • нереальность сделки.

Акцент на умысле не случаен. Ст.122 НК РФ рассматривает умышленную форму вины как отягчающее обстоятельство. В результате штраф вместо распространенных сейчас 20% от суммы неуплаченного налога может вырасти до 40%.

 Кроме того, умысел — это еще и подспорье для привлечения налогоплательщика к уголовной ответственности.

Чтобы доказать наличие умысла, налоговая прежде всего должна убедить в суд в несамостоятельности и формальности контрагентов налогоплательщика либо доказать, что данный этап бизнес-процессов он выполнил собственными силами.

https://www.youtube.com/watch?v=I0yTSqaO1pI

Если искажения в бухучете отсутствуют, следующим тестом для налогоплательщика будет проверка соблюдения одновременно двух условий по имевшим место сделкам (операциям) (п.2 ст. 54.1):

  • снижение размера налоговых обязательств не является единственной целью сделки;
  • обязательство по сделке исполнено именно тем лицом, которое заявлено стороной договора, либо лицом, к которому обязательство перешло по закону или договору (например, по договору цессии, в порядке правопреемства и т.п.).

Первое условие — не что иное как «деловая цель» сделки, которая не должна быть связана исключительно с уменьшением налоговых обязательств. В основе сделки, как поясняет ФНС, должна быть разумная хозяйственная цель, обоснованная с точки зрения предпринимательского риска.

К примеру, целесообразность создания двух сбытовых компаний, одна из которых применяет упрощенную систему налогообложения, объясняется так: «Если все обороты будут в одной компании, она не сможет применять упрощенку, и бизнес станет невыгодным, поскольку нашим клиентам не нужен НДС».

Это пример чистосердечного признания — иной цели, нежели соблюдение условий применения специального налогового режима, у предпринимателя нет.

Если бы, к примеру, создание компаний на таком режиме объяснялось захватом новых территорий, разделом бизнеса с партнером либо иными разумными причинами, можно было бы говорить, что полученная экономия обоснована.

Второе условие говорит о том, что ФНС намерена переломить сложившуюся в интересах налогоплательщика тенденцию «установления действительного размера налоговой выгоды», когда речь идет о налоге на прибыль.

Напомню, переломный момент случился в 2012 г.

, когда ВАС[2] постановил определять реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль, исходя из рыночных цен по аналогичным сделкам.

Это привело к тому, что налоговая перестала оспаривать реально понесенные налогоплательщиком затраты, ограничиваясь лишь завышением себестоимости, остающемся на «проблемном контрагенте». Например, сырье и материалы приобретены у контрагента, обладающего признаками анонимности.

В то же время достоверно известно о реальности товара: дом построен — значит, кирпичи были. Если налогоплательщик мог доказать действительную стоимость закупа, то хотя бы в этой части он мог быть спокоен. Хотя такой подход и не касался НДС. Никогда. Теперь ситуация изменилась. ФНС неоднократно и четко выразила свою позицию — новая статья 54.

1 НК РФ не дает оснований для использования «расчетного метода» определения налоговых обязательств.

Если будет доказано, что контрагент не исполнял сделку, то в расходах по прибыли и вычетах по НДС будет отказано в полном объеме, включая реально понесенные затраты. 

Есть и плюсы

У введенной нормы есть и положительные моменты. Во-первых, законодатель четко определил, что подписание документов неустановленным или неуполномоченным лицом не может подтверждать неправоту в действиях налогоплательщика.

Во-вторых, если ваш контрагент нарушает налоговое законодательство, вы не несете за него ответственность.

В-третьих, бизнесмены вольны осуществлять любые сделки, не запрещенные законом, а налоговый инспектор не вправе указывать, что был иной, более эффективный (конечно, обычно с точки зрения бюджета) способ ведения хозяйственной деятельности.

Выяснение вопроса о том, насколько правильно рядовой налогоплательщик определил налоговую базу в соответствии с изложенными правилами, будет осуществляться в ходе обычных выездных и камеральных налоговых проверок.

Иными словами, налоговый орган, как и прежде, должен доказать обстоятельства, на которые ссылается он, а налогоплательщику будет предоставлен шанс опровергнуть доводы.

Однако по новым налоговым проверкам не стоит надеяться на лояльное отношение к налогу на прибыль.

Концепция определения «действительного размера налоговых обязательств» больше не действует.

Как только ст. 54.1 появилась, суды начали ее успешно реализовывать[3], и многие дела, которые раньше решились бы не в пользу налогоплательщика, сейчас рассматриваются в его интересах.

Посмотрим, как дальше сложится практика, но ФНС строго наказала своим подразделениям[4]: новая норма применяется только к проверкам, назначенным после 19 августа 2017 года.

Ссылаться на нее при оформлении актов, решений по результатам «старых» проверок, в ходе судебных разбирательств нельзя.

Однако в судах встречаются и просто казусные ситуации. Налоговая выгода сама по себе — законна. Но есть случаи, когда она может быть признана необоснованной.

Так вот что происходит в суде: налоговый орган доказывает неправомерность получения налоговой выгоды, но при этом не приводит ни одного доказательства тому, что некая налоговая экономия в принципе была, и не приводит расчета ее размера.

Вы же должны запомнить главное правило: налоговая выгода не обоснована всегда, если она является единственной целью ваших хозяйственных операций.

Через эту призму и оценивайте всю деятельность вашей группы компаний. Ключевым на пути отстаивания вашей правоты остается понятие «деловая цель», несмотря на его отсутствие в законе.

Глядя своими честными глазами в глаза судьи, что называется, с металлом в голосе вы должны убедительно доказать, что у вас была конкретная деловая цель, подтвержденная целесообразностью заключенных сделок и их реальным исполнением, а полученная налоговая выгода — лишь приятный побочный эффект.

И не забывайте: если не получилось выиграть дело в первой инстанции — конечно, остается еще некоторое количество шансов: апелляция, кассация и Верховный суд.

Однако статистика по налоговым спорам для вас безрадостна: 1,6% дел «разворачивается» в апелляционной инстанции, 0,08% — в кассационной, 0,02% — в Верховном суде. Очевидно, что дело до суда доводить не очень целесообразно. В идеале вообще изначально строить группу компаний, имея убедительные ответы на все неудобные вопросы, которые вероятнее всего возникнут к вам у налоговой.

Текст подготовила Анна Асташкина, специально для DK.RU

[1] Письмо ФНС России от 16.08.2017 г. N СА-4-7/16152;

Источник: http://www.DK.ru/news/zabudte-vse-chto-bylo-kak-osporit-reshenie-nalogovoy-237102435

Необоснованная выгода: рекомендации ФНС инспекторам

Налоговая выгода глазами инспекторов

Около месяца назад ФНС дала рекомендации налоговым органам по выявлению незаконных схем ухода от налогообложения (письмо от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@). Рассмотрим его основные тезисы, а также плюсы и минусы для бизнеса.

Взаимоотношения с подозрительными компаниями

Сегодня вопрос получения необоснованной налоговой выгоды в центре внимания налоговиков. Под этим подразумевается любое уменьшение суммы налога — занижение базы, завышение вычетов НДС.

Но чаще всего, говоря о необоснованной выгоде, имеют в виду связь компании (предпринимателя) с подозрительными партнерами, которых можно охарактеризовать, как фирмы-однодневки.

Поэтому тщательная проверка контрагентов в современных реалиях бизнеса становится не просто желательной, но необходимой.

Итак, как же налоговым органам рекомендовано действовать, если налогоплательщик заподозрен во взаимодействии с ненадежным партнером или цепочкой таковых? В первую очередь, инспекторы будут определять, подконтролен ли спорный контрагент проверяемой организации.

Однодневка подконтрольна налогоплательщику

ИФНС будут искать факты юридической, экономической или иной подконтрольности спорного контрагента проверяемому налогоплательщику. Имеется в виду участие одной организации в другой, наличие одних и тех же лиц, близких родственников в составе учредителей или руководстве и прочие факты аффилированности.

Если подконтрольность налицо, то инспекторы могут сделать вывод о том, что действия налогоплательщика, который заключил сделку с однодневкой, носили умышленный характер и имели целью применить одну из схем ухода от налогов.

Впрочем, такие же выводы последуют, если инспекторы докажут, что участники сделки хоть и не были аффилированы, но действовали в сговоре, или если сделка проводилась лишь на бумаге.

Другими словами, сначала инспекторы должны доказать, что налогоплательщику было известно о заключении сделки с однодневкой.

Тут надо отметить, что само по себе понятие «подконтрольность» вызывает вопросы. Налоговый кодекс не содержит его определения, поэтому всегда есть риск, что проверяющие на местах могут по-своему его трактовать.

Подконтрольность отсутствует

Если доказать факты, указанные выше, не получается, то инспекторы проверят действия самого налогоплательщика, а именно то, как он подбирал себе контрагентов.

То есть теперь проверяющие должны выяснить, добросовестно ли он подошел к вопросу их выбора и проявил ли должную осмотрительность.

Параллельно проверяются обстоятельства, при которых контрагент не выполнил свои обязательства перед налогоплательщиком.

Обратите внимание! Речь идет исключительно о контрагентах первого звена.

Это значит, что если недобросовестность выявлена в действиях партнеров второго, третьего звена и далее по цепочке, то отвечать за них налогоплательщик не должен. В письмо ФНС это отдельно оговорено.

При этом чиновники ссылаются нa выводы, сделанные Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 29.11.2016 № 305-КК16-10399.

В документе, в частности, говорится о том, что если сделка была реальной, то налогоплательщика нельзя наказывать (отказать в вычете НДС) из-за того, что поставщик не уплатил налог.

Кроме того, если инспекторы нашли противоречия в сделке, но они не опровергают ее реальности, «повесить» негативные последствия на покупателя также нельзя.

То же самое сказано и о неисполнении поставщиками первого и последующих звеньев обязанностей по уплате налогов — покупатель за это отвечать не должен.

Экспертиза и показания

В ходе проверки инспекторы могут назначить почерковедческую экспертизу подписанных документов. В результате может выясниться, что документы подписало неуполномоченное на то лицо. Или же директор при проведении допроса может отрицать участие в сделке, как, впрочем, и сам факт руководства контрагентом.

Раньше этого зачастую было достаточно для вывода о том, что налогоплательщик действовал неосмотрительно, выбрав подобного партнера по сделке. Однако в рассматриваемом письме указывается, что сами по себе показания руководителя контрагента и результаты экспертизы не свидетельствуют о неосмотрительности налогоплательщика и о его стремлении применить налоговую схему.

Оценка действий налогоплательщика

Главное, чему ФНС рекомендует уделить внимание при проверке — насколько адекватно действовал сам налогоплательщик при подготовке сделки, и были ли предпринятые им меры разумными и достаточными. А именно:

  • обоснованно ли он выбрал контрагента;
  • как оценил условия сделки и ее коммерческую привлекательность;
  • не был ли его подход при выборе контрагента по спорным операциям нехарактерным для него самого или для обычаев делового оборота;
  • является ли заключение сделок с недобросовестными контрагентами привычной практикой для налогоплательщика.

Оценивая действие компании по подготовке сделки, инспекторы должны особое внимание уделить тому, обговаривались ли ее условия при личных контактах между руководством двух сторон или их уполномоченными лицами. Также первостепенное значение имеет подтверждение личности директора контрагента — у налогоплательщика должен быть документ, подтверждающий его полномочия, и копия его паспорта.

Важную роль в выводах инспекторов сыграет неинформированность налогоплательщика по следующим вопросам:

  • о фактическом адресе контрагента, нахождении его складов, торговых либо производственных помещений;
  • о том, как налогоплательщик узнал о контрагенте (реклама в СМИ, информация в интернете, рекомендации других партнеров) с учетом того, что в общем доступе имеется информация об аналогичных предложениях на рынке по более низкой цене;
  • о наличии сведений о партнере в ЕГРЮЛ, а также о наличие у него лицензий и допусков, необходимых для исполнения обязательств по сделке.

Таким образом, если налогоплательщик не запасется указанными выше документами и не сможет ответить на приведенные вопросы, это склонит чашу весов в пользу его недобросовестного подхода при выборе контрагента.

Рекомендации по истребуемым документам

Принимая решение об осмотрительности налогоплательщика, рекомендуется запрашивать у него документы, которые:

  • докажут факт поиска кандидатов и их отбора;
  • объяснят, откуда налогоплательщик получил информацию о выбранном контрагенте (его коммерческое предложение, рекламные материалы и так далее);
  • подтвердят, что компания изучала рынок и другие предложения;
  • объяснят, почему был выбран именно этот контрагент (регламент проведения тендера, порядок оценки рисков и подобные);
  • докажут, что компания и ее партнер обсуждали сделку (деловая переписка).

Последствия письма для налогоплательщиков

Необходимость таких инструкций для ИФНС вызвана, вероятнее всего, не столько доброй волей чиновников ФНС, сколько сложившейся судебной практикой. Дело в том, что в последнее время довольно часто арбитры встают на сторону налогоплательщиков, которых налоговики обвинили в получении необоснованной выгоды, не собрав достаточной доказательной базы.

По мнению некоторых экспертов, рассмотренные рекомендации ФНС содержат между строк призыв к инспекторам: следует проверять тщательнее и находить больше доказательств умышленного сотрудничества компаний с проблемными контрагентами.

Тем не менее некоторые положения письма можно трактовать в пользу проверяемых налогоплательщиков.

Это, в первую очередь, снятие с покупателя ответственности за недобросовестность поставщика второго и последующих звеньев.

Кроме того, вселяет надежду рекомендации ФНС не расценивать как безусловное доказательство тот факт, что директор контрагента «все отрицает», равно как и результат почерковедческой экспертизы.

О применении рекомендаций

Подход, указанный в письме ФНС, налоговые органы должны применять в ходе предпроверочного анализа, а также камеральных и выездных проверок налогоплательщиков, подозреваемых в получении необоснованной налоговой выгоды. Если будут найдены доказательства этого, то все они должны быть отражены в акте налоговой проверки.

Все, что содержится в рассматриваемом письме, должно выполняться районами инспекциями неукоснительно. За этим должны следить межрегиональные инспекции ФНС по Федеральным округам.

Источник: http://KonturSverka.ru/stati/neobosnovannaya-vygoda-rekomendacii-fns-inspektoram

Затравка для проверяющих: семь признаков необоснованной налоговой выгоды

Налоговая выгода глазами инспекторов

Совет.

Налоговый кодекс требует экономически оправдывать расходы, которые учитываются при налогообложении прибыли, поэтому в договор на не характерную для компании деятельность нужно включить раздел «Цель договора», в котором описать, в связи с чем заказчик поручает исполнителю проведение работ или услуг и какой результат планируется достигнуть. Традиционно внимание инспекторов привлекают различные маркетинговые, консультационные и информационные услуги.

Использование посредников

Вариаций на тему ухода от налогов при помощи посредников множество. Инспекторы всегда относились к таким операциям настороженно, особенно если необходимость в посреднике не очевидна или он получил значительное вознаграждение.

Посредническая схема безопасна, если контрагент в реальности контактирует с поставщиком. Налоговики потребуют доказательств этих контактов. Им также нужно будет разъяснить причину привлечения посредника, которую можно обосновать деловыми связями, квалификацией и опытом посредника. При этом затраты на его привлечение должны быть экономически обоснованы.

Совет. В договоре с посредником должны быть указан характер услуг и размер вознаграждения. Необходим также отчет о выполнении работ.

Вот пример. Компания заключила прямой договор на поставку газа, указав, что возможна покупка дополнительного объема. Участие посредников в согласовании поставок ни договорами, ни дополнительными соглашениями предусмотрено не было.

Однако чтобы получить дополнительные объемы газа, компания привлекла агента, который якобы должен был решить этот вопрос с поставщиком. При этом размер агентского вознаграждения оказался существенным — почти 60% от оптовой цены газа. Кроме того, поставщик газа пояснил налоговой инспекции, что не имел никаких взаимоотношений с агентом.

В результате президиум Высшего арбитражного суда счел привлечение посредника фиктивным, а сделку, совершенную с ним, — необоснованной налоговой выгодой.

Регистрация контрагента на момент сделки

Если фирма-контрагент зарегистрирована незадолго до совершения сделки, налоговики считают это признаком получения необоснованной налоговой выгоды. В такой ситуации компании сложно будет объяснить, как она выбирала контрагента и как удостоверилась в его деловой репутации.

В результате налоговики сочтут, что руководство компании не проявило должной осмотрительности при выборе партнера.

Согласно Постановлению Пленума Высшего арбитражного суда РФ N 53 от 12 октября 2006 года, при выборе контрагента оцениваются не только условия сделки и коммерческая привлекательность, но также деловая репутация, платежеспособность контрагента и риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов.

Совет. Не дожидаясь прихода налоговиков, самостоятельно проверьте дату регистрации контрагента и старайтесь избегать сделок с контрагентами-«новичками».

Простой пример. Компания приобрела товар у контрагента, имеющего «свежую» регистрацию, и предъявил к возмещению НДС.

В процессе налоговой проверки инспекторы выяснили, что зарегистрирован контрагент был незадолго до сделки, в его штате нет сотрудников, компания не владеет складами, а директором выступает человек, одновременно возглавляющий более десятка компаний. В результате компания-покупатель была обвинена в попытке получить необоснованную налоговую выгоду.

Осмотр помещения по адресу контрагента

Налоговики всегда хотят удостовериться, ведет ли вызвавший подозрения контрагент реальную деятельность — есть ли у него офис, производственные площади или склады, платит ли фирма за аренду.

Налоговики обычно приезжают на указанный в регистрационных документах адрес, пытаются найти организацию.

Если они установят, что такой организации нет, попытаются найти собственника помещений, чтобы допросить его о том, арендовала ли названная организация вообще когда-нибудь что-то по данному адресу.

Совет. Это стандартный ход по проверке контрагента любого налогоплательщика. Если контрагент отсутствует по адресу регистрации, то налоговики смогут доказать фиктивность компании, у который нет офиса и производственных помещений, а значит, никакой реальной деятельности она не ведет.

Допрос контрагента

Допрос директора фирмы-контрагента и экспертиза подписи директора — самый надежный аргумент налоговиков для доказательства сотрудничества с фирмой-однодневкой. Показания директора, который от всего отказался, особенно подкрепленные экспертизой подписи, сводят в суде шансы налогоплательщика к нулю.

Так, ООО «РУСАЛ-Фольга» по результатам налоговой проверки в марте 2012 года была оштрафована на 289 млн рублей за сотрудничество с недобросовестным контрагентом ООО «Инторг». Налоговики обнаружили, что в качестве директора контрагента выступает маляр-штукатур.

На допросе она пояснила, что никогда не была руководителем ООО «Инторг», каким видом деятельности занималось общество, не знает, приказы и распоряжения не отдавала, бухгалтерскую и налоговую отчетность не подписывала, о взаимоотношениях с ООО «РУСАЛ Фольга» ничего не знает.

Почерковедческое исследование подтвердило, что на контракте и первичных документах ООО «Инторг» стоит не подпись директора-маляра, а неких неустановленных лиц.

В результате налоговая инспекция доначислила НДС и налог на прибыль ООО «РУСАЛ Фольга» по сделке с данным контрагентом и сделала выводы о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Тем не менее предпринимателям стоит быть особенно внимательными. Контрагенты с сомнительной репутацией научились нанимать «липовых» директоров, которые способны сходить на допрос в налоговую и подтвердить факт взаимоотношений с проверяемой компанией. На остальные вопросы налоговиков они не отвечают, ссылаясь на ст. 51 Конституции РФ, дающую право не свидетельствовать против себя.

Совет. Уберечь вашу компанию от налоговых претензий могут только реальные доказательства, подтверждающие факт хозяйственных операций с контрагентом. Рассчитывать на «внятность» и последовательность подставного директора контрагента не стоит.

Он в первую очередь будет спасать свою шкуру, а не ваш бизнес.

Наличие и квалификация сотрудников контрагента

Это еще один используемый налоговиками способ убедиться в том, что компания пытается получить необоснованную налоговую выгоду.

На практике часто встречается ситуация, когда строительная компания нанимает субподрядчиков, у которых в штате один директор, рабочий персонал отсутствует, кто и как будет выполнять работы — не понятно.

Либо компания привлекает подрядчика для выполнения сложных работ по анализу технической документации, для которых необходима квалификация инженера, а в штате подрядчика только один директор — инвалид со школьным образованием.

Совет. Все эти факты налоговики устанавливают при анализе налоговой и бухгалтерской отчетности, по выпискам из банка. Квалификацию сотрудников устанавливают на допросе свидетеля.

В протоколе допроса есть графы об образовании и месте работы, и если «директор» оказывается поваром со средним образованием, то делается вывод, что он не обладает квалификацией, чтобы, например, выполнить сложные инженерно-технические работы.

Наличие логистических ресурсов

Налоговики обязательно убедятся, есть ли в принципе у вашего контрагента автомобили и водители, а также проверят пропуска на автомобили и сотрудников, которые доставляли вашей компании заказанный товар. Эти сведения они сопоставят с информацией о водителях и автомобилях в транспортных накладных.

Практика показывает, что многие предприниматели не хранят документы, подтверждающие доставку товара поставщиком. Когда перевозчик справился с задачей — избежал недостачи, порчи или повреждения груза, просрочки в доставке, задержки выдачи, то никакого смысла хранить эти документы с точки зрения бизнеса нет.

Однако документы перевозчика, живого свидетеля наличия товара, имеют большое значение, потому что доказывают реальность хозяйственных операций.

Есть несколько решений арбитражных судов, в которых судьи указали прямо, что ключевое подтверждение хозяйственной операции между заказчиком и поставщиком является именно транспортная накладная.

Например, компания нанимает «транспортную» фирму для перевозки грузов. При этом по отчетности у контрагента нет в штате ни водителей, ни транспорта, а в выписке банка отсутствуют платежи за аренду транспорта или транспортные услуги иных организаций, привлекаемых для осуществления перевозки.

Совет. При отсутствии транспортных накладных или наличии накладных с «липовыми» сведениями решение налоговой и суда будет однозначно не в пользу компании.

Государство готовится еще более ужесточить наказание за налоговую оптимизацию. В Налоговый кодекс будут внесены поправки, которые запретят совершать любые фиктивные сделки с фирмами-однодневками и получать от этих сделок необоснованную налоговую выгоду.

Кроме того, поправки сделают проявление должной осмотрительности при выборе контрагента такой же обязанностью, как оплата налогов. Статья 199 Уголовного кодекса РФ «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организаций» получит более широкое применение.

О том, готовы ли вы к таким изменениям, лучше задуматься именно сейчас, если вы хотите остаться на свободе и в бизнесе.

Источник: https://www.forbes.ru/svoi-biznes/biznes-i-vlast/255957-zatravka-dlya-proveryayushchikh-sem-priznakov-neobosnovannoi-nalog

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.