Налоговые риски российских холдингов и рекомендации по их снижению

Содержание

Какие налоговые риски несут сделки между «своими» фирмами и ИП? | IT-компания Простые решения

Налоговые риски российских холдингов и рекомендации по их снижению

О том, что сделка между «своими» организациями и подконтрольными бизнесмену «ИП» вызывает повышенный интерес налоговых органов, известно, пожалуй, каждому бухгалтеру. Но к каким именно последствиям это может привести? Давайте разбираться.

Сразу скажем: взаимозависимость сторон — это не повод отказаться от проведения сделки. Такие сделки не являются незаконными и сами по себе каких-либо негативных последствий для налогоплательщиков не несут.

Однако это утверждение верно лишь при одном весьма важном условии, зафиксированном в п. 1 ст. 105.

3 НК РФ: в сделках между взаимозависимыми лицами не устанавливаются коммерческие или финансовые условия, отличные от тех, которые имели бы место в сделках между не связанными друг с другом организациями или ИП. Это условие получило название «принцип вытянутой руки».

То есть сделку между взаимозависимыми лицами нужно заключать ровно на тех же условиях, которые применялись бы при договоре с любой из компаний, которую можно найти на открытом рынке (т.е., которая находится на расстоянии «вытянутой руки» от вашей организации).

Обратите внимание, что речь в Налоговом кодексе идет не только о цене сделки. Правила гораздо шире: рыночным должны соответствовать все коммерческие и финансовые условия сделки. То есть сюда попадают и правила передачи товара, и правила оплаты (отсрочка, рассрочка), и правила страхования и т.п. Абсолютно все условия договора должны соответствовать рыночным.

Любые послабления, которые ведут к тому, что одна из сторон не получает какие-либо доходы (в том числе из-за того, что несет лишние расходы), уже находятся в «зоне риска». Ведь по правилам все того же п. 1 ст. 105.

3 НК РФ любые доходы, которые могли бы быть получены одним из этих лиц, но вследствие указанного отличия не были им получены, учитываются для целей налогообложения у этого лица.

Какие лица являются взаимозависимыми

Перечень лиц, которых законодатель считает взаимозависимыми, приведен в п. 2 ст. 105.1 НК РФ. Нужно учитывать, что перечень этот лишь примерный и применяется он в тесной связке с общим определением взаимозависимости, приведенным в п. 1 ст. 105.1 НК РФ.

Согласно этому определению, взаимозависимыми для целей налогообложения признаются любые лица, если особенности взаимоотношений между ними могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц.

Проще говоря, лица могут быть признаны взаимозависимыми даже если они не указаны в п. 2 ст. 105.1 НК РФ. Об этом прямо говорится в п. 7 ст. 105.1 НК РФ.

А значит, взаимозависимыми могут быть признаны и компании, которые вообще никак формально между собой не связаны. Например, в случае дружеских отношений между их руководителями.

При условии, конечно, что эта дружба переносится в бизнес и условия сделок между такими компаниями оказываются отличными от рыночных.

Нужно ли отчитываться о сделках

Следующий вопрос, который возникает при заключении сделки между «своими» компаниями и ИП, — надо ли по этому поводу как-то отдельно отчитываться перед ИФНС? Ведь каждый бухгалтер хоть раз да слышал словосочетание «контролируемая сделка» и в курсе, что о таких сделках нужно уведомлять налоговиков.

Однако далеко не всякая сделка между взаимозависимыми лицами является контролируемой. В частности, когда речь идет о сделках между российскими взаимозависимыми компаниями, напротив, большинство сделок не будут признаваться контролируемыми.

В рамках сегодняшней новости хотим остановиться на еще одном важном вопросе, который влияет на отнесении сделки к категории контролируемых. Речь идет о норме пункта 11 статьи 105.14 НК РФ. Там сказано, что признание сделок контролируемыми производится с учетом положений 105.

3 пункта 13 статьи  НК РФ.

В свою очередь, в этой норме говорится, что правила о контроле за ценами в сделках между взаимозависимыми лицами применяются только в тех договорах, осуществление которых влечет необходимость учета хотя бы одной из сторон доходов или расходов, влияющих на налоговую базу по налогу на прибыль, НДФЛ, уплачиваемому предпринимателями, или НДС. Причем, в последнем случае имеется дополнительное условие: если стороной сделки является организация или ИП, не признаваемые налогоплательщиками НДС, или использующие освобождение от обязанностей налогоплательщика по этому налогу.

Как видим, в списке нет единого налога, уплачиваемого при УСН, а также «обычного» НДФЛ, уплачиваемого физлицами без статуса ИП. Это означает следующее.

Сделка между взаимозависимыми лицами, применяющими УСН, либо между такой компанией и физлицом-непредпринимателем ни при каких условиях не будет признаваться контролируемой.

Аналогично обстоит дело и с прочими спецрежимами: сделка не будет контролируемой, если стороной сделки между плательщиком ЕНВД или ИП на ПСН не выступает компания или ИП на общем режиме.

Проверка контролируемых сделок

Перейдем к налоговым последствиям сделок между взаимозависимыми лицами. Порядок проверки условий таких сделок и налоговых доначислений по ним (если будут обнаружены отклонения от рыночных условий) напрямую зависит от категории сделки. А точнее, от того является ли она контролируемой.

Дело в том, что проверками правильности исчисления налогов по контролируемым сделкам имеет право заниматься только центральный аппарат ФНС России (ст. 105.17 НК РФ). Налоговики на местах могут лишь выявлять подобные сделки, в отношении которых не были представлены уведомления. И сообщать об этом факте в ФНС России (п. 1 ст. 105.17 НК РФ).

При этом ФНС России может контролировать только правильность исчисления и уплаты тех трех налогов, о которых мы говорили выше (налог на прибыль, НДФЛ, уплачиваемый ИП, и НДС, если хотя бы одна из сторон сделки его не платит). Это первое ограничение.

Второе ограничение связано с симметричностью доначислений. Как сказано в статье 105.

18 НК РФ, если при проверке уровня цен по контролируемым сделкам ФНС России принимает решение о корректировке цены по сделке, то эту же цену может применить и вторая сторона сделки.

Понятно, что в отношениях между российскими взаимозависимыми лицами это во многих случаях повлечет автоматическое уменьшение налога у другой стороны (за счет увеличения расходов по сделке).

Так что (с учетом указанных ограничений) со стороны ФНС России доначисление налогов по контролируемым сделкам, заключенным между российскими компаниями, скорее всего, будут носить единичный характер.

Но это вовсе не означает, что налоговые злоупотребления по НДФЛ и единому налогу по УСН останутся без должного внимания налоговиков. Просто такими махинациями займутся инспекторы из территориальной ИФНС.

Проверка обоснованности налоговой выгоды

Полномочия по проведению контрольных мероприятий и доначислению налогов в отношении не признаваемых контролируемыми сделок между взаимозависимыми лицами, а также по налогам, которые не входят в сферу ответственности центрального аппарата налоговой службы, находятся в руках налоговых инспекций. Эту работу они проводят в рамках выявления необоснованной налоговой выгоды. И ограничение здесь всего одно. Установлено оно пунктом 1 статьи 105.3 НК РФ, где сказано, что рыночная цена может применяться для целей налогообложения только если это не приводит к уменьшению суммы налога, подлежащего уплате в бюджетную систему РФ, или увеличению суммы убытка. А значит, и в этом случае налоговики должны учитывать принцип симметрии: увеличение цены влечет не только увеличение дохода для одной стороны сделки, но и увеличение расхода для другой.

В отношении же всех прочих условий сделки руки у инспекции, что называется, развязаны. Ведь определение налоговой выгоды настолько широко, что в нее с запасом укладываются все возможные злоупотребления с условиями сделки, которые могут быть допущены взаимозависимыми лицами.

Напомним, что под необоснованной налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, например, занижения налоговой базы, незаконного получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки или получения права на возврат, зачет, возмещение налога.

При этом налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Также налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (п. 1, 3 и 4 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.

06 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»).

Поэтому рискованной может оказаться даже распространенная ситуация с беспроцентным договором займа между физлицом-учредителем (займодавцем) и учрежденной им компанией (заемщиком). Инспекторы вполне могут в рамках борьбы с необоснованной налоговой выгодой доначислить учредителю НДФЛ.

Особенно если компания находится на ЕНВД или УСН с объектом обложения в виде доходов. Ведь понятно, что у стороннего лица компания не смогла бы получить бесплатный заем (да и учредитель такой заем вряд ли выдал бы).

Значит, в данном уменьшение налоговой базы по НДФЛ на сумму процентов по займу, которые не получены в связи с установлением в договоре займа, заключенном между взаимозависимыми лицами, условий начисления и выплаты процентов, отличных от подобных сделок, заключаемых между невзаимозависимыми лицами, вполне может быть признано необоснованной налоговой выгодой.

По результатам суд может признать данное условие направленным исключительно на уклонение от уплаты НДФЛ по суммам дохода в виде процентов по займу и соответственно доначислить НДФЛ, исходя из сумм процентов, уплачиваемых по сопоставимым займам.

Источник: https://pro126.ru/news/detail/index.php?ID=728

Как снизить налоговые риски и избежать претензий при построении офшорных схем

Налоговые риски российских холдингов и рекомендации по их снижению

В ходе встречи обсуждались проблемы и вопросы, связанные с ужесточением антиофшорного регулирования в России и странах Евросоюза. А также планы по автоматическому обмену налоговой информацией между странами.

Помимо этого, на семинаре рассматривались эффективные, но опасные схемы международного налогового планирования. Освещались вопросы, связанные с раскрытием офшорных схем налоговыми органами.

А также давались рекомендации по поводу защиты того или иного способа оптимизации.

Минфин ничего не выдумывает сам, просто заимствует то, что хорошо работает за границей

Ведущий начал с того, что, следуя опыту многих стран, Минфин России включил в Основные направления налоговой политики на 2013–2015 годы вопросы противодействия налоговому уклонению с использованием офшоров. В частности, введение института налогообложения нераспределенной прибыли контролируемых иностранных компаний из офшорных и низконалоговых юрисдикций.

Противодействие уклонению от национального налогообложения путем концентрации доходов в офшорах является одним из основных элементов налоговой политики многих стран ОЭСР. «Наш Минфин ничего не выдумывает сам, а просто заимствует то, что хорошо работает за границей.

Пару последних лет чиновники России, Украины, Чехии начали ориентироваться на Индию — там самые драконовские антиофшорные законы», — считает Эдуард Савуляк. Например, платежи в офшорные юрисдикции у индийских компаний не относятся на затраты.

Помимо этого, возникает налог у источника по ставке 30 процентов.

Аналогично и на Украине выплаты в адрес офшоров относятся на затраты лишь в размере 80 процентов.

Интересным является тот факт, что в Латвии плата за товар, поставщиком которого является офшорная компания, облагается налогом у источника по ставке 15 процентов.

В Венгрии достаточно давно существует 30-процентный налог на оплату наиболее популярных в налоговом планировании услуг офшорных компаний: маркетинговых, консалтинговых и управленческих.

На офшоры часто приобретается недвижимость в высоконалоговых юрисдикциях. Чтобы в дальнейшем можно было перепродавать не саму недвижимость, а акции офшора. И не платить налог с прибыли.

Поэтому во Франции и Испании такая собственность облагается дополнительными налогами. Обычно в размере 4–6 процентов от стоимости имущества.

«Вот и в Великобритании, как только подсчитали, сколько недвижимости зарегистрировано на офшоры, решили рассмотреть введение единоразового 7-процентного налога», — заметил ведущий.

Примечательно, что Германия, Франция, Испания и Великобритания в скором времени будут уведомлять американские налоговые органы о том, что резиденты США открыли там счета.

Начиная с 2015 года банки этих стран должны самостоятельно удерживать 30-процентный налог с активов клиента. Конечно, если клиент не задекларировал средства в США и не заплатил там налоги. Примечательно, что Минфин России в письме от 24.04.

12 № 03-08-07 фактически отказался возложить аналогичную обязанность на российские банки.

Ведущий добавил, что с 21 февраля 2012 года вступили в силу Правила административного сотрудничества и противодействия уклонению от уплаты НДС. Новые правила предполагают автоматический обмен информацией по субъектам, осуществляющим торговую деятельность в Евросоюзе.

На ании Европейского парламента 19 апреля 2012 года была принята резолюция о том, что переход на общую корпоративную налоговую базу должен произойти в обязательном порядке.

После пяти лет подготовительного периода компании стран Евросоюза должны будут перейти на использование общей корпоративной базы.

За исключением малых и средних компаний, которые смогут выбирать между общими и местными правилами.

Далее Эдуард Савуляк коснулся вопросов, связанных с деятельностью FATF (группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег).

В частности, эта организация рекомендовала странам-членам считать уклонение от уплаты налогов частным случаем отмывания денег.

«Если подобные рекомендации будут приняты, банкам придется сообщать властям обо всех случаях, когда у них возникают подозрения, что доходы могли быть не задекларированы», — считает эксперт.

Налоговые последствия использования схемы с выплатой зарплаты на карты банка-нерезидента

В ходе семинара ведущий акцентировал внимание на эффективных, но опасных схемах международного налогового планирования. В частности, стоит ли доверять распространенной схеме, связанной с выплатой «серой» зарплаты через карты банка-нерезидента?

Внешне выглядит все прекрасно. В России сотрудники получают минимальную зарплату. С этих сумм уплачиваются НДФЛ и страховые взносы. А остальная часть перечисляется через офшор на карты работников, эмитированные иностранным банком, например, прибалтийским или кипрским. При этом ни НДФЛ, ни страховые взносы никто не платит.

Заканчивается это рано или поздно тем, что совершенно случайно налоговики узнают о таких доходах сотрудников. Например, при разводе супругов жена требует назначить алименты с учетом «серых» выплат.

Естественно, когда контролеры вызывают на допрос такого человека, он зачастую о налоговом законодательстве не имеет представления и честно все рассказывает.

В результате то, что НДФЛ не уплачен, оказывается личными проблемами сотрудника — деньги поступают не от российского работодателя, он не является налоговым агентом в таких отношениях.

«Эта схема для тех, кто перерос зарплату в конвертах и у кого много сотрудников. Конечно, чем меньше компания, чем меньше перечисляемые суммы, чем меньше народу в схеме участвует и чем дальше это все от Москвы, тем безопаснее», — считает лектор.

Основными ошибками при построении такой схемы является взаимозависимость участников и отсутствие деловой цели выплат в офшор. В случае если проверяющие докажут возникновение постоянного представительства офшорной компании в России (ст. 306 НК РФ), то доначислят налог на прибыль, НДС и прочие налоги. Поэтому потери при разоблачении данной схемы будут очень значительными.

В ходе встречи у слушателей возникли вопросы:

— Что если в этой ситуации сотрудник сам задекларирует доход и заплатит НДФЛ?

— Тогда проверяющие из фондов скажут компании-работодателю: «А теперь мы идем к вам страховые взносы доначислять». Кроме того, налоговики попробуют доказать необоснованность расходов по перечислению денег в офшор.

— Но, возможно, офшор перечислял российским физлицам суммы, не облагаемые страховыми взносами, и НДФЛ, например займы выдавал.

— У налоговых инспекторов все равно будет подозрение, что это скрытый налогооблагаемый доход от работодателя. Кроме того, согласится ли сотрудник получать зарплату под видом займов. Ведь формально он должен будет возвратить их компании.

— Офшор же может сам заключить трудовые договоры с сотрудниками и официально перечислять им зарплату. Страховых взносов тут тоже не будет.

— Это трудоустройство в офшор. Схема не идеальная. К примеру, у физлица спросят, какие именно трудовые функции исполняются им в офшоре. Вряд ли сотрудник сможет сказать что-то вразумительное. Кроме того, НДФЛ все равно он обязан платить сам с этих доходов.

Как компаниям удается отстоять в суде налоговые расходы по роялти

Ведущий заметил, что зачастую при построении офшорных схем с роялти российские компании допускают непростительные ошибки. Но, несмотря на это, успешно защищаются в суде.

Так, торговая сеть «Монетка» смогла отстоять в ВАС РФ расходы за использование товарного знака по сублицензионному договору на сумму более 29 млн рублей (определение от 24.04.12 № 5257/12).

Хотя прослеживалась явная взаимозависимость участников, мнимый характер сделок и отсутствие деловой цели.

«Монетка» уплачивала роялти кипрской компании и учитывала сумму платежей в налоговых расходах. Киприот, в свою очередь, перечислял роялти компании с БВО. Бенефициаром кипрской компании выступала гражданская жена правообладателя товарного знака. «Никто не ожидал, что налоговая инспекция выявит эти факты в рамках межгосударственного обмена», — отметил эксперт.

Несмотря на это, суд не принял доказательства инспекции и встал на сторону компании. Оказалось, что у налоговиков не было оснований для обращения в Интерпол.

Для этого нужно возбудить уголовное дело или хотя бы зарегистрировать в установленном порядке проверочный материал, получить заявление о преступлении. «На отсутствие таких оснований должен был обратить внимание сам Интерпол, когда отвечал на запрос.

Судьи ВАС РФ решили, что неправомерно таким путем получать информацию. Одним словом, повезло», — считает лектор.

Повезло и «Пятерочке», тоже отстояли затраты в виде роялти на сумму более 242 млн рублей (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.04.10 № А56-22761/2009). Но здесь налоговики зацепились за нерыночность цен.

И посчитали, что затраты на приобретение прав на товарный знак значительно превышают максимальные рыночно обоснованные выплаты. И размер вознаграждения за использование товарных знаков на территории России также превышает максимальный рыночный размер.

Поэтому заключение независимого оценщика будет являться большим подспорьем при защите таких схем.

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/2727-kak-snizit-nalogovye-riski-iizbejat-pretenziy-pripostroenii-ofshornyh-shem

Налоговые риски при взаимоотношениях с иностранными компаниями холдинга

Налоговые риски российских холдингов и рекомендации по их снижению

Создание холдинга с правовой точки зрения сопряжено с рядом гражданских и налоговых рисков.

Когда в группу компаний входят иностранные фирмы, то ситуация осложняется тем, что наряду с российским законодательством необходимо учитывать законодательство стран, в которых зарегистрировано иностранное предприятие.

Кроме того, надо принимать во внимание договоры об избежании двойного налогообложения. Все это создает дополнительные риски для международных холдингов.

Используйте пошаговые руководства:

Приобретение услуг

Широкое распространение сегодня получили договоры на оказание услуг российскими компаниями зарубежным фирмам. В одних случаях это связано с объективной потребностью, в других их используют исключительно как инструмент переориентации финансовых потоков за рубеж.

При этом в обоих случаях российские компании заинтересованы уменьшить свою налогооблагаемую прибыль на произведенные расходы.

Особенности уплаты НДС и налога на прибыль в случаях, когда одной из сторон договора на оказание услуг является иностранная компания, уже рассматривались на страницах журнала «Финансовый директор»1.

Однако помимо существующих особенностей налогообложения таких сделок есть риски в отношении обоснованности указанных расходов. Следует подчеркнуть, что к сделкам между участниками одного холдинга, особенно если одна из сторон является нерезидентом, налоговые органы относятся с подозрением.

В соответствии с налоговым законодательством для принятия расходов с целью уменьшения налогооблагаемой прибыли они должны быть экономически оправданными (п. 1 ст. 252 НК РФ). Однако сам термин «экономическая оправданность» налоговым законодательством не определен.

В пункте 5 Методических рекомендаций по применению главы 25 НК РФ2 налоговые органы дали трактование этого термина, согласно которому под экономически оправданными расходами следует понимать затраты, «обусловленные целями получения доходов, удовлетворяющие принципу рациональности и обусловленные обычаями делового оборота».

Применительно к рассматриваемой ситуации это означает, что затраты на приобретение услуг должны быть непосредственно связаны с извлечением дохода российской организацией.

Также необходимо соизмерять цену услуг, устанавливаемую в таких договорах, с величиной доходов, которые будут получены российской организацией в будущем.

Экономическую обоснованность затрат целесообразно оговорить во внутренних регламентных документах организации (например, в приказе), но эти меры не дают полной защиты от налоговых рисков. В частности, для примера можно привести одно из решений арбитражного суда в пользу налоговиков.

Суд указал на то, что расходы организации на оплату консультационных услуг не могут быть признаны обоснованными и экономически оправданными, поскольку их стоимость значительно превышала фонд оплаты труда. Кроме того, в этом деле услуги были оказаны учредителем заказчика (решение Арбитражного суда г. Москвы от 22.11.04 по делу № А40-36197/04-128-395).

В последнее время у российских компаний по требованию иностранного учредителя появляется необходимость вести бухгалтерский учет по правилам МСФО или ГААП США (например, если данные отчетности российской организации подлежат включению в консолидированную отчетность иностранного учредителя).

При этом иностранный учредитель, как правило, требует проведения аудита отчетности, составленной по таким стандартам. Кроме того, международный аудит зачастую необходим не только для учредителя, но и для иностранных контрагентов. Актуальным в этой ситуации является вопрос, может ли российская организация учитывать подобные расходы при формировании налоговой базы по налогу на прибыль.

На эти вопросы налоговые органы дают отрицательный ответ3. При этом налоговики обосновывают свою позицию тем, что такие затраты нельзя признать экономически обоснованными, поскольку аудит международной отчетности не является необходимым элементом хозяйственной деятельности организации.

По мнению налоговых органов, подп. 17 п. 1 ст.

264 НК РФ, в соответствии с которым предусмотрено отнесение затрат на аудиторские услуги к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, применяется лишь в тех случаях, когда проведение аудита необходимо в силу требований законодательства.

В такой ситуации российские организации могут использовать следующий аргумент: проведение аудита по требованию иностранной организации необходимо для принятия ею решения относительно участия в деятельности российской фирмы (например, предоставление займов). В этом случае расходы на проведение аудита будут косвенно связаны с извлечением доходов организации в будущем и, следовательно, такие затраты можно квалифицировать как экономически обоснованные.

Посреднические услуги

В практике взаимоотношений российских и иностранных организаций широкое распространение получили договоры, предметом которых является оказание посреднических услуг российской фирмой. В этой связи в отдельных случаях для осуществления указанной деятельности иностранная компания должна будет зарегистрировать в России постоянное представительство.

В соответствии с п. 9 ст. 306 НК РФ необходимость создания постоянного представительства для целей налогообложения возникает в ситуации, когда иностранная компания осуществляет основную предпринимательскую деятельность на территории России.

В этом случае постоянное представительство будет иметь регулярно используемые полномочия на заключение контрактов или на согласование их существенных условий от имени данной компании.

Следует отметить, что аналогичный подход используется и в договорах об избежании двойного налогообложения, заключенных Россией с иностранными государствами, которыми необходимо руководствоваться в первую очередь, поскольку нормы международного права имеют приоритет перед нормами национального законодательства.

При этом необходимо учитывать, что если российская компания, оказывающая посреднические услуги, будет признана налоговиками постоянным представительством иностранной организации, то это приведет к необходимости уплаты налогов за иностранную фирму.

Избежать регистрации постоянного представительства иностранной организации в РФ можно при осуществлении деятельности через брокера, комиссионера или любое другое лицо, действующее в рамках своей основной деятельности. Исключение из описываемой ситуации — случаи, когда посреднические услуги являются основным видом деятельности для российской компании (брокер, комиссионер, профессиональный участник рынка ценных бумаг).

Передача интеллектуальной собственности

Часто иностранные компании регистрируют в России свои товарные знаки, а потом предоставляют права на их использование дочерним или независимым организациям. Аналогичным образом распоряжаются и иными объектами интеллектуальной собственности.

Но существуют некоторые особенности налогообложения в случае, если предметом договора является передача патентов, торговых марок, авторских прав.

На основании норм НК РФ местом реализации работ (услуг) признается территория России, если покупатель осуществляет деятельность на территории РФ при передаче в собственность либо переуступке патентов, лицензий, торговых марок, авторских или иных аналогичных прав (подп. 4 п. 1 ст. 148 НК РФ).

При этом налоговое законодательство не содержит разъяснений терминов «передача в собственность» или «переуступка» применительно к вышеуказанной статье. Однако в ст. 11 НК РФ указано, что термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства РФ, приведенные в Налоговом кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях.

На основании анализа законодательства об интеллектуальной собственности4 можно сделать вывод, что нормы специального права разделяют передачу исключительных и неисключительных прав. Основное отличие состоит в том, что передача исключительных прав предполагает переход прав к приобретателю с одновременным полным выбытием их у правообладателя.

В результате же передачи неисключительных прав права у правообладателя (собственника) сохраняются. Ранее налоговые органы единодушно заявляли, что подп. 4 п. 1 ст.

148 НК РФ применяется в отношении услуг, связанных как с передачей исключительных прав на использование объектов интеллектуальной собственности, так и с передачей (переуступкой) неисключительных прав, которая не влечет отчуждения права.

Однако в прошлом году вышли письма МНС России5, в которых налоговые органы все же признали, что при реализации иностранной компанией (не состоящей на учете в качестве налогоплательщика в российских налоговых органах) права на использование объектов интеллектуальной собственности (без передачи в собственность, переуступки) местом реализации данных услуг территория РФ не является. Следовательно, указанная сделка в России НДС не облагается. Таким образом, местом реализации будет являться территория РФ, следовательно, объект обложения НДС возникнет только при передаче или переуступке исключительных прав на интеллектуальную собственность российской компании. Поэтому с целью избежания налоговых рисков в случае передачи неисключительных прав в предмете договора целесообразно использовать следующую формулировку: «Предоставление неисключительных прав пользования объектом интеллектуальной собственности».

Трансфертные цены

При внутрихолдинговых расчетах организации-участники используют трансфертные цены, которые могут устанавливаться исходя из внутренних потребностей компании и значительно отличаться от цен на товары (работы, услуги) для сторонних потребителей. В этой связи одним из вероятных налоговых рисков, касающихся холдинговой структуры бизнеса, является контроль со стороны налоговых органов сделок на предмет трансфертного ценообразования (ст. 40 НК РФ).

Взаимоотношения с иностранными участниками холдинга в этом вопросе не являются исключением, поскольку в соответствии с российским налоговым законодательством при совершении внешнеторговых сделок налоговые органы также вправе проверять правильность применения цен.

Следует отметить, что Налоговый кодекс при использовании трансфертных цен устанавливает лимиты, а именно: цены не должны отклоняться более чем на 20% от рыночной цены на идентичные товары (работы, услуги).

Если налогоплательщик выйдет за эти ограничения, то налоговики вправе пересчитать цены сделок для целей налогообложения6.

Статья 40 НК РФ может быть применена в отношении как доходов российской организации, так и ее расходов.

С целью уменьшения налоговых рисков, связанных с трансфертным ценообразованием, в случае существенного отклонения договорной цены от рыночной (то есть если цена выше или ниже рыночной более чем на 20%) при совершении сделки с иностранной организацией — участником холдинга можно подстраховаться путем обоснования отклонения в цене особыми условиями сделки. К таким, например, могут быть отнесены условия о предоплате, предоставлении отсрочки или рассрочки платежа либо о размере партии товара, а также об обязательстве приобрести товар в будущем, сроке оформления заказа и поставки, размере партии и т. п. Чем больше перечисленных условий выполняются одновременно, тем более обоснованным будет применение скидок или наценок, формирующих трансфертные цены. При этом размер скидок или наценок должен быть определен исходя из экономически обоснованных показателей.

Указанный экономический анализ существенности перечисленных показателей с рекомендациями о конкретных условиях скидок и надбавок может быть прописан в отчете финансово-экономических и маркетинговых подразделений той компании холдинга, которая выступает в сделке продавцом, или зафиксирован в ценовом приложении к договору. Кроме того, правила установления скидок и надбавок должны быть закреплены во внутрифирменных приказах.

Займы

В рамках холдинга довольно широкое распространение получила практика заключения договоров займа, заимодавцем по которым выступает иностранная организация.

В такой ситуации российской организации следует учитывать, что если иностранная компания, которая предоставила заемные средства, прямо или косвенно владеет менее 20% уставного капитала этой российской организации, то учет начисленных процентов по предоставленным займам в целях исчисления налога на прибыль производится в обычном порядке. Однако если размер непогашенных долгов перед иностранной организацией, владеющей более 20% уставного капитала, более чем в три раза превышает разницу между суммой активов российской организации и величиной ее обязательств на последний день отчетного (налогового) периода, то сумма процентов, включаемая в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, определяется с учетом коэффициента капитализации (п. 2 ст. 269 НК РФ).

Указанный коэффициент рассчитывается на последний день отчетного (налогового) периода по формуле:

Коэффициент капитализации =
[Сумма соответствующей непогашенной задолженности / (Сумма собственного капитала организации x Доля участия иностранного учредителя в уставном капитале организации)] / 3.

При расчете собственного капитала организации не учитывается задолженность по налогам и сборам организации. Впоследствии сумма процентов по указанной задолженности на последний день отчетного (налогового) периода делится на исчисленный коэффициент капитализации. Результат сравнивается с фактически начисленной суммой процентов.

Для расходов в целях налогообложения принимается только расчетная величина, но не более суммы фактически начисленных процентов. Если же их размер окажется больше расчетной величины, то разница в целях налогообложения приравнивается к дивидендам и облагается в общем порядке по ставке 15%.

Следует учитывать, что организации с отрицательным показателем величины чистых активов вообще не могут учитывать проценты для целей налогообложения прибыли.

В заключение хотелось бы отметить, что ведение бизнеса через холдинговую структуру с учетом вышеприведенного анализа налоговых последствий и соответствующих рекомендаций позволит избежать дополнительных издержек в виде доначисленных налоговыми органами штрафов и пеней и минимизирует возможные налоговые риски.

Источник: https://fd.ru/articles/13687-nalogovye-riski-pri-vzaimootnosheniyah-s-inostrannymi-kompaniyami-holdinga

Как компании снизить налоговые риски

Налоговые риски российских холдингов и рекомендации по их снижению

Налоговые риски — это вероятный убыток предприятия, который может возникнуть при неблагоприятном развитии событий в части фискальных взаимоотношений с государством. В статье разберемся, что такое налоговые риски организации, определим критерии и порядок их оценки.

Возникновение налоговых рисков (НР) по большей части обусловлено желанием налогоплательщика снизить размер фискального обременения. Иными словами, все компании и предприниматели заинтересованы в том, чтобы уплачивать в государственный бюджет меньшие суммы налогов и сборов. Причем решение данного вопроса осуществляется не всегда законно.

Однако умышленное сокрытие и занижение налогооблагаемой базы — не единственный фактор НР. К таковым можно отнести:

  • финансовую и правовую безграмотность субъекта;
  • неверную трактовку действующего законодательства;
  • двойственность фискальных норм и правил налогообложения;
  • отсутствие информации об изменениях и нововведениях в правовой базе;
  • технические ошибки;
  • недобросовестность контрагентов.

Иными словами, возникновение фискальных рисков связано с прямым нарушением законодательства, когда нормы НК РФ и других законов игнорируются полностью. Либо с косвенными нарушениями, при которых нормы и правила налогообложения соблюдены не полностью.

Следовательно, при выявлении аналогичных нарушений экономический субъект практически сразу попадает под особый контроль со стороны ФНС. Налоговики инициируют выездную проверку, чтобы на месте определить налоговые риски предприятия.

Классификация по видам

Виды налоговых рисков организации классифицируются на:

  1. Внутренние и внешние.
  2. Предсказуемые и непредсказуемые.
  3. Систематические и несистематические.

Также НР можно классифицировать на три большие группы по времени их возникновения:

  1. До проведения проверки ФНС, когда спор с представителями еще не возник, например, ошибки и нарушения возникают из-за недобросовестности контрагентов либо из-за неверного оформления хозяйственных операций.
  2. Во время контрольных мероприятий. Нарушения были выявлены в ходе проведения проверки (ревизии) как камеральной, так и выездной.
  3. По итогам проведенной проверки. В таком случае возникают разногласия между ФНС и подконтрольным субъектом, при котором составляется соответствующий акт для дальнейшего обжалования.

Действующие критерии оценки

Для анализа ФНС разработало специальный перечень критериев, по которым определяется степень фискальных убытков. Отметим, что данный список не является секретным. То есть налоговики настоятельно рекомендуют проводить самостоятельные проверки по данному перечню. Такой подход позволит предприятию избежать фискальных правонарушений и штрафных санкций.

Итак, действующие критерии оценки налоговых рисков закреплены в Приказе ФНС России от 30.05.2007 № ММ-3-06/[email protected] и отражают:

Отсутствие

  • фактических правовых взаимоотношений контрагентов при заключении договоров и соглашений, в том числе и с физлицами;
  • документации, подтверждающей права, обязанности и полномочия руководителя предприятия либо его законного представителя;
  • подтверждений факта госрегистрации контрагента в ФНС;
  • реальных доказательств (фактов), подтверждающих ведение финансово-хозяйственной деятельности контрагентами;
  • экономических обоснований по образованию цен (стоимости) договоров;
  • обоснованности применения рассрочек, отсрочек по оплате договоров;
  • реальных попыток взыскания образовавшихся долгов, неустоек, пеней и штрафов по договорам (контрактам);
  • процентов и обеспечений по выдаваемым и получаемым займам либо их необоснованное занижение.

Наличие

  • низкой фискальной нагрузки, в сравнении с аналогичными субъектами по отрасли;
  • финансовых потерь, отражаемых в отчетности в течение нескольких календарных лет;
  • больших вычетов по НДС;
  • высокого роста расходов (затрат, издержек) и остановка (сокращение) роста доходов;
  • низкого уровня оплаты труда, в сравнении со средними показателями по отрасли, региону;
  • близких к граничным критериев, дающих право на применение спецрежимов;
  • высокой доли расходов предпринимателя, уменьшающих начисляемый им подоходный налог от основной деятельности;
  • необоснованного количества посредников при заключении договоров;
  • бездействий или действий, свидетельствующих о сокрытии информации или нежелании давать необходимую для налогового контроля информацию;
  • частой смены мест постановки на налоговый учет в ФНС;
  • низкого уровня рентабельности осуществляемой деятельности, при сравнении со средним по отрасли.

Данные критерии применимы не только к налогоплательщикам на ОСНО, но и к «упрощенцам», перешедшим на специальные режимы налогообложения. Например, оценит налоговая риски бизнеса юрлиц и ИП на УСН или ЕНВД.

Отметим, что на основании анализа данных критериев формируется внешняя и внутренняя налоговая политика нашей страны, а также оцениваются налоговые риски государства в целом. Такой подход позволяет своевременно скорректировать действующую политику, чтобы избежать неблагоприятных последствий.

Самостоятельный контроль

Чтобы налогоплательщикам избежать проблем с ФНС, необходимо организовать самостоятельный контроль и эффективное управление НР. Систематическая оценка налоговых рисков — единственное верное решение в данной ситуации.

Рекомендации от представителей ФНС, как обеспечить безопасность в отношении НР:

  1. Избегайте сомнительных сделок.
  2. Заключайте сделки только с проверенными контрагентами.
  3. Откажитесь от услуг подозрительных компаний.
  4. Все операции оформляйте документально, согласно действующим инструкциям и требованиям.
  5. Постоянно следите за обновлениями и изменениями в фискальном законодательстве.
  6. Позаботьтесь о разработке и утверждении системы управления налоговыми рисками.

Также налоговики настоятельно рекомендуют периодически организовывать повышение квалификации работников бухгалтерской службы.

Источник: http://ppt.ru/art/nalogi/riski-bisnesa

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.